“Подсадной” жерех.
Алексей Соколов.
Российская Охотничья Газета 1999/№33

О том, как нужно ловить жереха "на всплеск", знают практически все, однако мало кто применяет этот способ на практике. Тому есть две причины: во-первых, далеко не каждый умеет выполнять дальние забросы "в точку", а во-вторых, среди приверженцев спиннинга найдется совсем немного желающих часами неподвижно стоять на одном месте и забрасывать строго "по команде". Конечно, научиться далеко и точно забрасывать блесну не так уж и сложно, но вот можно ли заставить жереха бить не тогда, когда хочется ему, а тогда, когда хочется Вам? Оказывается, можно!

Ловлю жереха многие сравнивают с охотой. Действительно, аналогий  найдется немало: спиннингист, затаившись, стоит "на номере", при всплеске он "стреляет" блесной в конкретную цель, и успех зачастую бывает прямо пропорционален меткости его выстрелов. Все это однажды навело меня на мысль о том, что при ловле жереха можно успешно применять один нехитрый прием из охотничьего арсенала, а именно, по аналогии с подсадной уткой, использовать пойманного жереха в качестве "провокатора", привлекающего своими всплесками других жерехов. Идея эта посетила меня
как раз на рыбалке, а потому немедленно была опробована и, надо сказать, принесла положительный результат. Вот как это было.

В мае 1998 года я несколько раз выезжал на Оку специально за жерехом. После нескольких выездов я выяснил, что жерех – рыба весьма пунктуальная,  и выходы его изо дня в день повторяются примерно в одни и те же часы. Установив определенную закономерность, я стал использовать время "перерывов" между выходами либо для ловли другой  рыбы, либо для поиска новых мест. В тот день, не поймав
ничего на утренней зорьке у понтонного моста в г. Озера, я решил разведать новое место, выбрав его традиционным для себя способом – по двухкилометровой карте. Подъехав к реке, я отправился вниз по течению, облавливая все перспективные, с моей точки зрения, места.  При этом на жереха, после утреннего прокола, я рассчитывал меньше всего.

Пройдя по берегу метров 500, я обнаружил в неглубоком травянистом месте всплески хищника, носившие "полуоткрытый" характер. После нескольких минут наблюдений я понял, что имею дело с жерехом, ведущим коллективную охоту на ограниченном пространстве. Тогда я отошел метров на 40 вверх по течению, зашел в воду, насколько позволяли сапоги, и стал сплавлять воблер одновременно наблюдая за происходящим. Первый жерешок, потянувший на полкило, попался довольно быстро, и я решил задержаться здесь еще на некоторое время.

Жерех бил довольно регулярно. Все всплески носили "серийный" характер: после того, как в месте боя следовал один  удар, за ним в радиусе 20-30 метров сразу же шли удары еще нескольких жерехов (обычно от 2 до 5). Пользуясь этим, я стал начинать подмотку после первого же удара, независимо от того, где в этот момент находился воблер. Эта тактика принесла успех: во время одной из "серий" я буквально в 20 метрах от себя взял
жереха на 2,400. Пойманная рыба была посажена на кукан, на котором уже сидел жерешонок. А дальше все и началось…

Естественно, я не стоял как истукан на месте, хотя и находился "над котлом". Приходилось иногда передвигаться, а моему жереху это явно не нравилось, и он, пытаясь освободиться, совершал некое подобие удара. Что самое интересное, на "котле" вслед за этим каждый раз происходила серия всплесков других жерехов. Сначала я думал, что рыбы бьют от испуга, однако раза после третьего-четвертого мне стало ясно, что всплески эти носят не оборонительный, а атакующий характер. Тогда у меня появилась догадка, что всплеск пойманного мной жереха не пугает, а провоцирует его сородичей на атаку. Естественно, этим следовало воспользоваться. Воблер был тут же заменен "кастмастером", а дальше началась классическая ловля "на всплеск" с одним маленьким добавлением: вместо того, чтобы ждать ударов, я периодически дергал за кукан… Серии всплесков  происходили примерно после каждой второй такой "провокации", однако на блесну довольно долго никто не покушался. Я уже было решил, что моя догадка не верна, когда после очередного заброса "на всплеск" метров на 30 почувствовал четкую поклевку. Жерех не засекся, однако послужил мне сигналом к продолжению эксперимента. Следующая поклевка произошла в ситуации, когда я подбросил блесну рыбе, ударившей буквально метрах в 15 от меня! Расстояние было настолько мало, что блесну даже пришлось останавливать в полете. Жерех, к сожалению, сошел после нескольких секунд борьбы, но теперь сомнений не было: моя провокация действовала! Только теперь я обратил внимание на то, что зашел несколько глубже, чем позволяли сапоги. Больше в этот день я решил счастье не испытывать, а приехал на это же место через два дня, только уже в забродных сапогах.

Первого жереха я решил взять, как и в прошлый раз, на воблер, и потратил на это часа два. Экземпляр тянул максимум грамм на 400… Воблер уступил место блесне, однако выяснилось, что заставить такого маленького жерешка изобразить что-то похожее на всплеск очень сложно. Так что воблер пришлось еще на пару часов вернуть на место. А затем попалось что-то ближе к килограмму, и эксперимент был продолжен. На это раз жерехи реагировали примерно на каждый третий-четвертый всплеск своего пойманного товарища (между провокациями я устраивал перерыв минуты по 2-3, чтобы дать рыбе отдохнуть). Примерно с двадцатого "направленного" заброса я поймал-таки своего первого жереха по новой технологии. И, хотя весил он всего 400 граммов, радости я испытал килограммов на 10, не меньше... В этот день у меня был еще один сход и пара пустых поклевок, а следующая рыбалка в том же месте стала почти точной копией предыдущей: килограммовый "подсадной" и 400-граммовый "трофейный". И так, мое предположение о том, что всплеск сидящего на кукане
жереха провоцирует его сородичей на атаку, оказалось верным! Однако дальше продолжать эксперимент я не стал, поскольку один из главных моих принципов - не ловить много раз подряд в одном и том же месте. И все же еще раз испытать новый метод на практике мне удалось довольно скоро, причем совершенно случайно: приехав к мосту у г. Озера, я поставил воблер и собирался ловить сплавом. На понтоне сидел парень и бросал "вертушку". На мой вопрос, удалось ли что-нибудь поймать, он утвердительно кивнул. "Покажи", - попросил я, и парень наполовину приподнял над водой килограммового жереха, привязанного на веревку, пропущенную сквозь жабры. Жерех хлопнул хвостом, вокруг раздалось еще несколько всплесков… Я кинул воблер в сторону того жереха, который ударил на спокойной воде слева от струи. Хотя до рыбы было всего метров 20-25, я до сих пор с благодарностью вспоминаю свою 0,15 леску и попутный ветер, поскольку воблер весил всего 3,5 грамма! Жерешок на этот раз перешагнул полукилограммовую планку, но ненамного. "Вот и я поймал!" - сказал я парнишке. Но он видимо даже и не догадался, насколько сильно помог мне в этом…

Сейчас я практически убежден в том, что при коллективной охоте жереха первый всплеск служит "сигналом к атаке" для остальных. Соответственно, имея на кукане одного пойманного жереха, вполне можно заставить остальных бить именно в тот момент, когда Вы этого хотите. Насколько такой прием увеличивает КПД при ловле на всплеск, я сейчас сказать не берусь, поскольку метод еще достаточно сырой – в общей сложности у меня было всего лишь три пойманных хвоста, два схода и несколько пустых поклевок. Однако каждый жерех, пойманный с помощью "провокации", доставил мне удовлетворения больше, чем десяток рыб, пойманных более привычными способами.

Еще один важный момент, который здесь стоит отметить – каждый раз, прежде чем начать ловлю данным методом, обязательно надо каким-то образом ловить первого жереха, поскольку, в отличие от подсадной утки, его нельзя привезти с собой. Эта процедура иногда может занять довольно много
времени, а потому на данный момент спиннингист лишен возможности твердо решить перед началом рыбалки ловить именно "методом подсадного жереха". Неплохой выход в данном случае подсказал мне Дмитрий Шабалин из Дубны: поскольку вовсе не факт, что "провокатором" может служить только живой жерех, имеет смысл подумать над тем, каким должен быть специальный "жереховый квок"! Но это уже – вопрос будущего.