Моё любимое “море”.
Алексей Пахотин
Российская Охотничья Газета 2000/№23

Многие слышали про Рыбинское водохранилище, многие ловили на каком-нибудь участке его огромных площадей, а мне вот посчастливилось родиться и вырасти в самом его начале, там, где в слиянии рек Шексна, Суда и Молога начинается это рукотворное море. Именно так: морем, морем без всяких кавычек, называют Рыбинку все местные рыбаки. Кстати, Рыбинка – это название непривычно для местных жителей и, скорее всего, сразу же выдаст в вас приезжего. Я буду его использовать, чтобы было понятнее, о чём идёт речь.

Я, конечно, понимаю, что история названия водохранилища исходит корнями к Рыбинску, городу, где перекрытая плотиной Волга обозначает самую нижнюю его точку. Однако, и это тоже было бы правильно, позвольте провести родословную названия от корня “рыба”. А рыбы в море много и рыба в нём разная. Из самых распространённых видов - окунь, щука, плотва, судак, лещ, синец, берш, чехонь, жерех, уклея, елец, язь, ёрш, снеток. В сети рыбакам попадается сом, случаются поимки стерляди, карася, убежавших из рыбопитомников карпа и форели, порой попадаются какие-то то ли гибриды, то ли просто неизвестные рядовому рыболову виды. Практически все эти виды мне доводилось ловить самому, вот только общение с сомом остаётся в мечтах ввиду его ограниченной численности в нашем районе водохранилища.

Нужно сказать, что не менее, а порой и более привлекательными с точки зрения рыболова выглядят и реки, впадающие в море, но это, как говорится, совсем другая история.

Особенности ландшафта северо-западной части России определяют рельеф дна Рыбинки. Если посмотреть на карту, то в первую очередь в глаза бросится огромное количество лесных массивов, болотистых низменностей, исчерченных нитками рек и с пятнами многочисленных озёр. Всё это оказалось при затоплении Рыбинки под водой. В верхней части водохранилище характеризуется небольшими глубинами с холмистыми перепадами, судоходными фарватерами по руслам бывших рек, песчаными косами и островами, сильно закоряженным дном. Кроме того, в результате затопления болот большие массы торфа всплыли и образовали знаменитые “плавучие острова”, которые в первые годы существования водохранилища носило ветром, теперь же, в основном, “заякорились” на постоянную стоянку. Эти острова служат пристанищем огромному количеству рыбы, особенно окуня, не
раз мне приходилось вытаскивать горбачей из-под, казалось бы, монолитного берега.

Как же всё-таки красива Рыбинка! Песчаные, поросшие соснами острова, огромные пляжи (правда вдоль границы весеннего разлива заваленные упавшими деревьями и другим плавучим мусором). Зато никаких проблем с дровами: кубометры высушенной солнцем древесины. Какая там Европа с причёсанными деревьями и вылизанными тропинками! У нас всё естественно и масштабно!..

Я, скорее к счастью, чем к сожалению, не охотник. Поэтому на зверей и птиц, населяющих берега Рыбинки, смотрю чисто с эстетической точки зрения. Не поднимется у меня рука убивать эдакую красоту. Часто приходилось сталкиваться в лесу с зайцами, северный великан лось много раз убегал, вспугнутый неосторожным движением или звуком, к лункам в поисках рыбы среди белого дня выходят лисы, а пара горностаев, вконец обнаглев, воровала окушков прямо из ящика. Часто утром, проснувшись в полувытащенном на берег “Прогрессе”, мы с отцом видели вокруг следы медведя, который, видимо в силу
природного любопытства, исследовал ночью непонятный предмет и, учуяв запах человека, оставлял на прибрежном песке парящие в утренней прохладе следы “медвежьей болезни”. Да и сталкиваться в лесу с мохнатым “хозяином” приходилось, правда, при такой встрече и тот и другой старались побыстрее разбежаться в разные стороны.

Я не специалист в орнитологии, птиц оцениваю по принципу красоты голоса или внешнего вида. Из всех представителей пернатой фауны самые распространённые и самые заметные, конечно, чайки. Сварливые быстрые “рыбачки” и дебелые огромные “попрошайки” – кто знает, какие там виды или сорта? Всё равно это - чайки, неутомимые патрульные водных просторов. Их отрывистые крики несут с собой воспоминания о стаях жирующего окуня, когда над твоей головой десятки белых красавиц зависают бабочкой, стрелой падают в кипящую от испуганного малька воду и, на лету заглатывая добычу, улепётывают от своих менее удачливых, истошно вопящих товарок.

Много у нас других водных охотников: есть цапли, утки, чирки, вальдшнепы – как их всех перечислишь. Просто птиц много и все они живут и питаются на просторах моря. Недаром значительная часть правого берега водохранилища с прилегающими водными территориями отведена под заповедник, названный именем Дарвина.

Всё это замечательно. Вот только просится одно но. Всю эту красоту создал человек, а порой создаётся впечатление, что этот же человек поставил себе целью красоту уничтожить. Ещё свежи в памяти события 8-10 летней давности, когда аварийные сбросы неочищенных стоков с Череповецкого металлургического комбината, химкомбината “Азот” и других “гигантов индустрии” приводили к экологическим катастрофам. Когда от сброшенного фенола растворялись рыболовные сети, а рыба “дуром” пёрла в любые ручьи, только бы спастись от наступающей гибели. Когда всю зиму не замерзали ручьи химических отходов фиолетового и оранжевого цветов, окрашивающих окуней в ярко красный цвет, а плотву в жёлтый. Когда поимка таких вот “пожарников” и рыбы, начисто лишённой чешуи, не была чем-то выдающимся… Ничего не скажу, за последние годы изменилось многое. Комбинат “Северсталь” перешёл на замкнутый водооборотный цикл. Улучшилась ситуация на других череповецких предприятиях. Даже река Ягорба, отделяющая Индустриальный район Череповца от Первомайского, два года назад впервые замёрзла за последние сорок лет, с момента пуска металлургического завода! Просто прекратился сброс в её приток Серовку, прочно ассоциировавшуюся в умах череповчан со словом “помойка”. И всё, ожила река! Теперь всю зиму посередь города сидят толпы рыбаков, ловящих живцовую плотвичку. Правда, есть её пока не все решаются…

Но это вчерашний день, сейчас стало лучше, и слава Богу. Но кого, скажите, винить за два года весенних заморов в водохранилище, произошедших из-за резкого сброса воды весной! Просто выгодно властям в Рыбинске получать дешёвую энергию – вот и открывают шлюзы на полную мощь! А там хоть трава не расти. Они-то не видят огромные заливы, дно у которых полностью засыпано дохлой рыбой! Им наплевать, что заливные луга, исконно являющиеся местом нереста, внезапно обсыхают! Сколько миллионов рыб погибло при этом? Почему для того, чтобы урезонить местных барончиков, приходилось властям Череповца бить тревогу на уровне Думы и президента? Да потому, что пока торжествует принцип “своя рубаха ближе к
телу”, пока рубль городского бюджета и благоденствие предприятий зарабатываются ценой гибели природы – до тех пор всё это останется пустым сотрясанием воздуха. На словах-то все исключительно за экологию. Только, скорее, они “за экологией”. Ведь та же Европа, в силу своей природной бедности, уже напридумывала разных стандартов, предписывающих работу с соблюдением экологических норм и правил, например ISO 14000. Напридумывала, узаконила и теперь заставляет по ним работать. А мы? Добросовестно перевели эти стандарты и издали ГОСТ Р 14000. А дальше? Дождёмся, пока природа станет такой же бедной как у них?

Не хочется заканчивать на такой трагической ноте. Природа сама по себе очень эластична, она приспосабливалась и приспосабливается под человека. Но всё-таки хочется, чтобы мои дети в будущем смогли бы тоже сказать: “Моё любимое море!” Чтобы они купались и загорали на его золотых пляжах, чтобы смогли поймать всю ту рыбу, которую поймал я. Чтобы для ухи брали воду прямо из водохранилища, а не привозили с собой водопроводную или фасованную артезианскую. Вот этого хочется и верится, что так и будет!