Двухмесячник охраны… сетей?
Сергей Шарапенко
Российская Охотничья Газета 2002/№16

Установленный нашими “самыми гуманными в мире” властями двухмесячный весенний запрет на ловлю рыбы практически всеми видами спортивных снастей бьет в первую очередь по интересам рыболовов-любителей и едва ли позитивно сказывается на поголовье рыбьего стада. Смею предположить, что по своей сути “двухмесячник” - это ничто иное, как узаконенное опекунство браконьерской рати.

В период “двухмесячника” люди, облаченные в военную, милицейскую, спецназовскую и… не хватает еще в пожарную амуницию, проявляют особую бдительность именно по отношению к спиннингистам. При этом количество сетей на водоемах Подмосковья во время “двухмесячника” на порядок больше, чем в любой другой календарный период. Знаю об этом не понаслышке – сам, несмотря на запрет, ловлю весной спиннингом. Браконьером себя при
этом не считаю. Мало того, не сомневаюсь в том, что вылавливаю рыбы я в этот период намного меньше, чем спасаю, выдирая из воды и уничтожая различные сетные орудия лова.

Достать сеть с помощью обычной спиннинговой снасти подчас невозможно, что само по себе вызывает необратимое чувство гнева, но не все так безнадежно. Конечно, в более развитых странах мы бы просто-напросто могли бы обратиться в соответствующую инстанцию, и вопрос был бы решен незамедлительно. Однако с точки зрения действующих Правил, мы сами являемся нарушителями, поэтому, обратившись в официальные органы рыбоохраны, мы впервые очередь подставим себя же, а, кроме того, нет никакой гарантии, что инспекция после нашего обращения так же лихо расправится с браконьерами, как расправляется с нами
спиннингистами. Поэтому проще, как нашкодившая шпана, при звуке мотора “залегать” в прибрежных кустах или спасаться бегством от вездеходного УАЗ-ика, а браконьерские сети уничтожать самостоятельно, без помощи тех, кто обязан это делать и получает за это зарплату. Самый надежный способ – “кошка”. Длинный и прочный шнур с небольшим пучком из медных крючков на конце способен доставить до места уничтожения практически любую сеть. А уничтожить орудие безжалостных браконьеров для спиннингиста и других любителей спортивной ловли – дело чести. Не для любопытства, а ради торжества справедливости, я и многие мои знакомые спиннингисты вытаскиваем на берег каждую обнаруженную сеть и режем ее в клочья, порой удивляясь прочности современных материалов. Однажды мне попалась “забытая” сеть. Стометровая “трехстенка” напоминала кладбище подводных обитателей. Среди рыбных костей были и еще не полностью разложившиеся экземпляры, что само собой сопровождалось невыносимой вонью. Видимо, стратегия установки чудо-снасти обсуждалась за изрядным количеством спиртного. Сколько рыб нашло бы еще здесь свою могилу, если бы я, как законопослушный гражданин, до конца двухмесячника держал бы свой спиннинг в чехле?

Чем объяснить, что именно в самые неудобные, казалось бы, для браконьерства дни “двухмесячника” приходится больше всего доставать спиннингом или “кошкой” наполовину забитую икряной рыбой сеть? Все очень просто. Рыба в сеть весной идет хорошо, и спиннингисты не так достают. Вероятность быть “задержанным на месте правонарушения” у рыболова со спортивной снастью намного выше, чем у браконьера с сетью: спиннингист находится в зоне действия рыбоохраны в течение всей рыбалки, тогда как браконьеру достаточно раз в день выйти на воду на полчасика, чтобы “снять урожай”, оставшиеся же 23 с половиной часа в сутки сети исправно ловят рыбу в отсутствие хозяина. Разумеется, выбрать время для проверки сетей между прохождениями катера рыбинспекции гораздо проще, чем остаться незамеченным со спиннингом в руках. Вот почему так несправедлива статистика
, где на десять спиннингистов приходится одно плановое задержание “неопытного” владельца сетей.

Что изменится, если отменят запрет на ловлю спиннингом в период “двухмесячника”? Представьте себя, хотя бы на мгновение, на месте браконьеров. Вы, многие годы ощущавшие себя хозяином уловистой заводи, вдруг начинаете понимать, что на вас смотрят десятки глаз разъяренных рыболовов, и вы то и дело достаете свою сеть либо рваную и увешанную приманками, либо не находите ее вовсе. Каждый спиннингист, который оторвет на вашей сети свой любимые воблер или блесну, полон негодования и желания дождаться хозяина “удочки в клеточку”, чтобы, по меньшей мере, вернуть утраченное. Любой добропорядочный рыболов может, не опасаясь штрафа и конфискации, просто “настучать” на вас в ближайшую инспекцию. Страшно? Очень! Но, к счастью для браконьеров, в реальной жизни не все так трагично. До тех пор, пока существует “двухмесячник” в его нынешнем виде, спиннингисты на водоеме –
такие же нарушители, как и браконьеры с сетями.

В заключении хотелось бы дать один совет коллегам-спиннингистам, которые не боятся ловить в период “двухмесячника”. Если вас все же задержат “на месте преступления” доблестные сотрудники рыбинспекции и захотят изъять вашу ставшую на два месяца браконьерской снасть, помните, что, согласно Конституции, никто не имеет права лишить вас вашего имущества иначе как по решению суда. Согласно составленному протоколу, после уплаты штрафа вам должны вернуть все, что было изъято. Но протокол изъятия таит в себе немало подвохов. В обязательном порядке потребуйте указать самое подробное название всех элементов вашего снаряжения. Иначе, вместо вашего любимого комплекта вам могут вручить (согласно протоколу) стеклянную или алюминиевую палку с “Невской”. Прецеденты были.