Хобское ущелье.
Арчил ГИБРАДЗЕ (Тбилиси)
Российская Охотничья Газета 2002/№50

Как-то раз в компании друзей, за бутылочкой, завязался разговор, который больше всего берет за душу: про охоту, рыбалку. Оказалось, что двоюродный брат одного из наших товарищей живет в деревне Мухури в Хобском ущелье, наш ровесник, большой любитель природы, охотник, рыболов. Казалось бы, чтож тут особенного, но мое внимание привлекли слова собеседника: “...он ловит форель на вертящиеся железяки с тройниками, а когда поймает, от радости кричит и целует пойманную рыбу”. В этом “чудаке” я сразу узнал родственную душу и загорелся желанием познакомиться с ним и порыбачить в “его местах” – в Хобском ущелье, куда я давно планировал отправиться, но никак не получалось, а сейчас подвернулся подходящий момент, который я не хотел упустить. Свое желание я высказал прямо за столом. Товарищи меня поддержали. Родственник по “мобильнику” тут же связался с интересующим нас человеком, а звали его Дато, и договорился, что на днях он должен принять меня в гости и отвезти на рыбалку в ущелье. Сказано – сделано, и вот, я уже в гостях у Дато в деревне Мухури…

Географическое расположение деревни уникально. Она находится в том месте, где заканчивается Колхидская Низменность и начинается высокий Эгрисский (Менгрельский) Хребет, напротив выхода из ущелья реки Хобисцкали, на уровне 230 метров над уровнем моря. Деревня уникальна еще и тем, что летом, в 30-35 градусную жару, каждый вечер с гор строго по ущелью дует холодный ветерок и приносит желанную прохладу. Отклонившись на несколько сот метров в сторону от выхода из ущелья ветра нет вообще! Ущелье выше деревни не населено, но там проложены лесные дороги для вывоза ценных пород древесины: каштана и бука. Высоко в горах ведется вырубка хвойных пород. Рубка леса отрицательно отражается на полноводности реки и ее притоков.
Старые жители деревни вспоминают, что полвека назад в деревне не было ни одного брода, а сейчас бродов несколько.

Хобисцкали река большая, полноводная, быстрая. Раньше сюда на нерест поднимался Черноморский лосось, теперь – реже и в меньшем количестве. В окрестностях деревни река весьма привлекательна и для спиннингиста, и для нахлыстовика. Тут и плесы, и перекаты, глубокие ямы, и многочисленные интересные места с конкретными особенностями. Местные рыбаки старшего поколения ловят форель снастью чем-то напоминающую нахлыст: пятиметровый цельный бамбуковый хлыст без катушки, капроновая нитка, поводок из лески и примитивная мушка из перьев рыжего петуха. Расстояние от кончика удилища до мушки превышает длину удилища максимум на 50 см. Видимо, этому методу их научили англичане, в начале прошлого века вывозившие из этих мест древесину. Ловят форель также и на гольянчика: такое же удилище без катушки, только вместо капроновой нитки ставят толстую леску без поводка, крючок № 8-10. Молодое поколение рыбаков приобщается к спиннингу.

Вечером, искупавшись в реке, сели ужинать на раскрытом во дворе столе. Тут я на себе почувствовал прохладу горного ветра “маскури” – в рубашке не выдержишь. Решили поехать порыбачить на участке реки восемнадцатью километрами выше по течению. Договорились с лесорубами – они нас подбросят на МАЗе, выезжаем в пять часов утра. Наутро машина в назначенное время не подъехала, и нас подбросила на восьмой километр другая машина. Оставшийся путь – 10-11 километров – прошли пешком, а та машина, с водителем которой мы договорились, догнала нас уже в самом конце нашего маршрута и подвезла третьего члена нашей экспедиции – Зазу. Ночевать мы должны были остаться в уютно оборудованной хижине пасечников.

В одиннадцать часов утра, после легкого короткого завтрака и рюмки “горячей” чачи за ущелье, двинулись вверх по течению. Тропинок в непосредственной близости от реки нет. В верховьях река более бурная, широких спокойных плесов нет.

После трех часов ловли поймал всего две форельки, а мои спутники – по 4-5, величиной от 20 до 30 см. Меня удивила их техника проводки блесны. В большинстве случаев они водили блесну против течения. Клев плохой – форель выходит за блесной, но не берет. Как потом стало известно, до нас в этих же местах, в течение трех дней, рыбачили десять человек, и все блеснами вертушками. В день они вылавливали... не буду называть непроверенную цифру, но они выбили рыбу и “заблеснили” реку. Так вот в чём причина, что у нас на блесны не брала!

После короткого привала продолжили блеснить – картина не изменилась, “гонится и не берет”. Потеряв надежду на успешную рыбалку с вертушками, решил искупать воблер – просто показать товарищам что это за “зверь” (до этого они такую игрушку в глаза не видели). Как кстати оказался бы сейчас Сальмовский “Хорнет”,
который месяц назад хорошо зарекомендовал себя на соседней реке Техури! Увы, весь запас этих воблеров я там же и оставил – у некоторых сломались лопасти от ударов об береговой булыжник, оставшиеся же я подарил местным рыбакам – моим хозяевам. За неимением Хорнета привязал Рапаловский “Шед Рап” (5 см, голубой с оранжевым брюшком, лопатка ступенькой), окрещенный мной “страшилищем”. В удачу “страшилища” не очень-то и верилось – что-то великоват он для форели, да и испытан мной был всего лишь один раз на Абаше. Тогда брали крупные рыбы (вернее самые мелкие из категории крупных), а средние отказались…

Постараюсь описать место, где предполагалось продемонстрировать возможности воблера: река под пологим углом врезается в скалу, и на противоположном берегу, вдоль скалы, образовывает глубокую борозду, на нашем песчано-булыжном берегу отмель постепенно углубляется, и через метров пять галечным свалом уходит в глубину. В конце этой ямы тихая и быстрая струи соединялись, река сужалась и переходила в порог. Ширина в этом
месте около пятнадцати метров. Так как я не надеялся здесь поймать рыбу, расположился, вопреки моему правилу, в верхней части ямы. Подозвал Дато, с тем, чтоб показать действия воблера. Первый заброс сделал наискось вверх по течению, на сильную струю к скале и провел воблер дугой на снос. Когда воблер прошелся проложенной дугой и приблизился к свалу, произошла хватка. Хорошенькая форель надежно засеклась за передний тройник и была благополучно доставлена на берег. Дато не успел подойти, а форель была уже у меня в руках! Когда, наконец, Дато добрался до меня, я делал вторую проводку. Всё в точности повторилось. Вторая форель тоже сидела на переднем тройнике. Надо же, первые две проводки воблера в обловленной двумя товарищами яме принесли двух приличных форелей! Впечатления от воблера отличное: хорошо держит течение, не заваливается, на мелководье не “входит в зацеп”, от камней хорошо отскакивает. Мнение, что “он великоват для форели”, вскоре было опровергнуто десяти-пятнадцати сантиметровыми форельками, которые периодично тоже влетали на “страшилище”. К сожалению, внезапно налетевшая гроза прервала рыбалку.

На следующий день история повторилась, только с той лишь разницей, что на вертушку клевало еще хуже, а на воблер попались крупные экземпляры. Ребята на блесну поймали на двоих четыре штучки маленьких, а я воблером – 11 штук общим весом около 4кг (не считая недомерков, которых немедленно отпускал).

Этой моделью Рапалы удавалось хорошо обловить середину и конец ямы (выход из ямы), где попадались форели 250-400гр. Воблер, как дрессированный, подчинялся каждому движению удилища и поочередно посещал все вероятные стоянки рыбы, т.е. обходил большие подводные камни в непосредственной близости и не сталкивался с ними.

Подавляющее большинство хваток форели происходили на передний тройник и в большинстве случаев, после подсечки следовала мгновенная свечка, или две, чего при ловле на блесну наблюдал очень редко.(не только на этой рыбалке, а вообще) Видимо это связано с тем, что когда форель атакует воблер и садится на передний тройник, она принимает вертикальное положение и, продолжая двигаться в этом же направлении, выпрыгивает из воды.

Рыбалка на Хобисцкали исключительно ходовая – сделал пару забросов и пошел дальше. Кто движется и ловит первым, у него и больше шансов на удачу, поэтому рыболовы периодично меняются местами, а улов, по местному обычаю, делится, как и на охоте – поровну.

Передвигаться по этой речке очень тяжело. Вдоль берегов нет никаких тропинок, а через каждые 200-300 метров приходится по пояс, а то и по грудь заходить в реку и перебираться на другой берег, так как скалы, то с одного, то с другого берега, подходят непосредственно к воде, не давая возможность передвигаться дальше по суше. Обычно под скалами образуются глубокие ямы, а с нашей стороны отмели
отличные места для проводки воблера. А если со скалистой стороны еще и ветки деревьев нависают над водой, то место верное – проверено на соседней и как близнец похожей реке Техури. Тогда я пользовался Сальмовскими “Хорнетами” в 3,5см. Надо занять позицию на 10-15 м выше нависающих веток, (если река широкая, дистанцию придется увеличить), по возможности зайти в реку до свала в глубину и спустить плавающий мелководный воблер прямо под нависающие ветки. Когда воблер оказывался под ветками, я тормозил его сплав, 3-4 секунды удерживал на месте, а после, очень медленно подтягивал – он начинал заглубляться и вилять хвостом. Обычно хватка не заставляет долго ждать, но если ее не произошло – надо повторить действия. Иногда видно, как за зависшим в потоке воблером выходит и начинает “маячить” форель, но на хватку не решается – то приближаясь, то отдаляясь, стоит за воблером. В этот момент, если мы резко сплавляли воблер прямо к носу форели, она хватала. Иногда бывало, что форель при атаке промахивалась – в этом случае, опять таки выручало неспешное повторение маневров. С таких мест удавалось выводить по две форели, одну за другой.

Прием облавливания ямы или переката под нависающими ветками на противоположном берегу можно выполнить и не заходя в воду. Если речка узкая – до семи-восьми метров – это удается с легкостью. Но на широкой реке долго удержать воблер в зоне под ветвями не удастся – поток постепенно вытеснит его на “главную струю”, а потом и вовсе прибьет к берегу. Но не надо огорчаться – при определенном навыке такая проводка тоже может быть эффективна, только потоку немного надо помочь вращением катушки и постараться провести воблер около подводных валунов и вдоль свала в глубину.

…Возвращаясь в деревню, мы шли и ловили вниз по течению. На результаты рыбалки это отрицательно никак не повлияло. Скажу больше, чаще я ловил позади своих спутников, но на воблер мне попадались форели, а им на вертушку – нет.

Порыбачив на протяжении двух километров и дойдя до неприступных скал с обоих берегов, решили подняться на лесовозную дорогу, с тем, чтобы попутно на грузовике спуститься километров на десять...

С грузовика, ниже по течению, мы заметили, что по реке сплавляют бревна каштана – рыбалку на задуманном участке пришлось отложить до другого раза, во время сплава бревен форель не клюет. Спустились еще ниже по течению, до местечка Лугела – здесь же находится знаменитый одноименный кальциевый источник. Круглосуточно выливается довольно мощная кальциевая струя, по составу такая же продается в аптеках, только здесь она девятипроцентная, а в аптеках – десяти. От названия источника идет и второе название Хобского ущелья – “Ущелье Лугелы”. Приняв в себя кристально чистые воды многочисленных притоков, река здесь гораздо полноводнее, чем в верховьях, где мы рыбачили днем раньше. Здесь рыбе раздолье – есть, где нагуляться, где укрыться. И крупные экземпляры попадаются чаще. В этот день повезло и мне. На двухкилометровом участке поймал лишь одну, но зато какую! Около сорока сантиметров, под килограмм. Попалась на классическом месте – широкий перекат с бороздой глубокой воды на противоположном берегу и отмелью на моем. Заброс – по диагонали к противоположному берегу вверх по течению, проводка – на снос по дуге поперек течения, хватка – на основной струе. Форель, как только села, мгновенно сделала две свечки, тем самым предупредив с моей стороны форсированное вываживание, но долго осторожничать с ней не выдержали нервы – выведя рыбу на отмель, я выбросил ее на берег размашистым движением удилища. Благо, тест удилища был 20-60, а леска 0,2
35. Как раз этот тест удилища и подвел меня с более крупной рыбиной пятнадцатью минутами спустя. Она попалась ниже по течению, в аналогичном месте. На этот раз свечки не последовало, были сильные потяжки то в одну, то в другую стороны. Тут я допустил ошибку – после вываживания предыдущей рыбы тормоз на катушке был затянут, а я высоко поднял вершинку удилища и спровоцировал рыбу выйти на поверхность. Она сделала два круга на поверхности и сошла, оставив меня с разинутым ртом. Более мягкое удилище, думаю, простило бы мне ошибку…

Ниже по течению река пересекала известняковую гряду и образовывала узкий каньон с неприступными берегами. Вот интересно будет там порыбачить. Проникнуть туда можно только на рафте по реке или на канате по скалам. Мы обогнули каньон по левому берегу реки, прошли мимо пещеры Шурубуму (тихое место), перешли на правый берег реки через подвесной мост, который отремонтировали по случаю французской спелеологической экспедиции в пещеру, и вышли на дорогу. До деревни оставалось 1,5-2 км. Солнце скрылось за холмами. В мыслях представляю деревню и радуюсь, что скоро меня ждет ужин, горячий чай и мягкая постель. Я так устал, что еле волок ноги, а тут Дато сворачивает с дороги и спускается к реке. В этом месте река представляет собой широкий перекат со средним течением. Я и Заза не хотим спускаться, но Дато настаивает, и мы уступаем. Когда я спустился к реке, Дато успел сделать один заброс и сообщил мне, что за блесной вышла форель, но не взяла. Еле переводя дыхание, делаю заброс, несколько оборотов катушки, и садится крупная рыба. Вывожу устало, нехотя, но без ошибок. Выхожу на берег, сажусь на прохладный валун, долго вожусь с тройниками в пасти форели. Сумерки сгущаются. Дато торопит меня, чтоб я успел сделать еще пару забросов затемно. Вызволив тройник из пасти форели, передохнув и отдышавшись, встаю, с трудом передвигая налившиеся свинцом ноги, и направляюсь к указанному товарищем месту, чуть выше по течению. Метров на десять захожу в воду, делаю поперечный заброс и опять, через несколько оборотов катушки – резкая хватка, и мгновенно последовавшая за ней уже привычная для меня свечка. В конец выбившись из сил приношу очередную добычу к товарищам и бережно бросаю на траву. Зеленый цвет травы уже успел погаснуть в наступившей темноте. Дато, поверивший в неоспоримое преимущество и особенную уловистость моей снасти, указывает всё новые места и настаивает, чтобы я сделал еще пару забросов. Но силы меня покинули окончательно, и я отказываюсь. Поделив поровну улов, возвращаемся в деревню. По дороге обсуждаем
чудесную уловистость воблера. В понимании Давида она заключается в том, что форель не знакома с этой приманкой и, кроме того он приписывает чудодействие голубому с оранжевым раздражающему цвету воблера. В последнем, позволю себе с ним не согласиться, так как последнюю форель я поймал уже в темноте, по крайней мере, для человеческого глаза цвета уже не воспринимались.

С благодарностью покидаю Хобское ущелье, которое подарило мне столько радости, а главное сблизила и подружила с настоящим сыном Природы, уроженцем красивейшей людьми и природой деревни Мухури – Дато Чиковани.