Стальная голова.
Рассказик
Трегубов Игорь
TregubI@westinghouse.com

Вставалось тяжело.
Утро выдалось пасмурным, но погоду обещали неплохую.
Может, сегодня все будет иначе?
Едем уже в четвертый раз, и все никак. Хотя, конечно, погоды были необычные. Во-первых, уж больно суровая для этих мест зима. Ручьи, скованные льдом, стояли до середины апреля. И лед жутковатый. Если бы они просто однажды замерзли, а затем через время вскрылись, все выглядело бы иначе. Но зимой часто случались оттепели, начинался ледоход, затем оаять ударял мороз.
В общем, когда поехали первый раз, вдоль берегов стояли торосы грязного льда. Подойти к воде было почти невозможно. Да и вода была больше похожа на селевой поток. Ничего не поймали. Через неделю – дождь, застиг в пути, и опять ручьи вздулись, понесло грязь и мусор, вода поднялась на полметра меньше чем за час
Хочется ли рыбе есть, когда вода больше похожа на жидкую грязь? Куда она прячется от потока, несущегося с бешеной силой?
Сегодня все будет иначе. Всю неделю дождей не было. Лед сошел. Посмотрим.
Два с четвертью часа дороги прошли без напряжения, привычно мелькали пейзажи за окнами, колеса пели песню, меняя тональности на разных покрытиях. Магазинчик. Живцы сегодня мелкие. Да и мужик скупится. Три дюжины выглядят неубедительно. Ну да ладно, попробуем еще икру. Она в мешочках, по пять икринок, связана цветной сеточкой. Дорогая, зараза. Полтора зеленых рубля за четыре мешочка. Если мелочь начнет жрать, надолго не хватит.
Конечно, нужно поймать рыбу. Иначе просто стыдно. Наобещал с три короба, мол, икра красная, рыба благородная, будет много и того, и другого.
Сын теряет интерес к рыбалке. Жена смотрит косо. Правда, доказательства прошлых побед есть – фотографии, даже немножко видео. Но это было в прошлом году, и без них. Они оставались за океаном. Теперь появилась возможность, и вот...
Нужно получить результат.
Нужна рыба. Килограмма на три. Желательно с икрой. И пусть прицепится на крючок сыну. Вот тогда будет все, эмоции, дрожание рук, блеск в глазах. У нас уже было, первый раз в декабре, полтора года назад.
Стилхед.
Стальная голова.
Холод. Помню холод. Декабрь, семь утра, температура около нуля. По цельсию, конечно. Изо рта пар, вода низкая и прозрачная. Только рассвело. Замерз сразу, позез в воду в резиновых вейдерсах. Дошел до середины ручья, постоял пять минут и замерз. Руки скрючило, не чуствую кончики пальцев. Все сразу осточертело. Зубы стучат, дужку катушки не могу нормально откинуть. Какой стилхед?
Сказки Стива, который и привез нас на эту рыбалку, сразу потеряли всю привлекательность. А ведь он старался, завлекал. Учил, как нужно ловить. Стилхед, говорил он, это стальноголовый лосось, который живет в Великих озерах, а метать икру поднимается в ручьи. Он очень осторожен, ловят его, преимущественно, сплавляя приманку по течению. Пользуются спинингом, хорошей безынерционной катушкой, легким удилищем и тонкой шестифунтовой лесой.
Рыба весом в двенадцать – двадцать фунтов выводится легкой снастью, которая должна работать безукоризненно. Случается, что рыба уходит на шестьдесят – восемьдесят метров. Ловят на малька, икру, мелких червей. Крохотный поплавок, грузило, маленький крючок. Нахлыстом ловят тоже с поплаком. Поймать чистым спиннингом можно, но гораздо сложнее. Блесны должны быть маленькие, вращалки, оперенные яркими хвостиками.
Так говорил Стив.
Конечно, потом пришел опыт. Все было так, но немного иначе. Стилхед, по науке, скорее не лосось, а форель. Проходная форма радужной форели.
Леса, конечно, нужна потоньше, но когда вода мутная, сойдет и плетенка. Испробовано. Если же вода очень чиста, то без невидимки-вэниша не обойтись. У конкурентов, пользующихся обычной лесой, поклевок будет в два раза меньше.
Опять увело куда-то в сторону.
А тогда, в том декабре, в тот день, холод исчез. Исчез внезапно, когда вдруг на поверхности воды возникли волны, как бы вспучиваемые изнутри мощными телами, и мимо, словно две торпеды, прошли огромные рыбины, уносясь в тень тоннеля. Правда, все же вышел на берег, выпил три глотка канадского виски. Но после этого появился азарт. Весь день пытался соблазнить стальноголового красавца блеснами, икрой, червями, мелким воблером.
Есть не ходил, только прикладывался к бутылке. Выкурил пачку сигарет. Окончательно потерял надежду, хотя видел уже, как у других гнется в дугу удилище, звенит фрикцион, режет воду уходящая леса. Стив уже поймал одного, на малька. Выловил своего первого уже под вечер, в дальнем тоннеле. Он был невелик, килограмма три. Потом были и поболее. Но первый запомнился ощущениями. Усталостью руки, державшей удилище. Чувством растянутого времени, когда мучили друг друга. Саднящей кожей, изрезанной острыми мелкими зубами.
И скорее серебром, чем сталью.
И голова, и тело утомленной, умирающей рыбы было как бы отлито из серебра, уже потускневшего на рельефных частях, но все еще сверкающего металлом.
Конечно, хотелось бы спиннингом. Чистым, как идея. Не получилось. Может, сегодня?
Нет, был, конечно, рывок, когда вел воблера в сверкающих струях, переполненных солнцем.
Была оторванная вращалка. Рванул вверх по течению, видать, зацепился за камень и был таков.
Был маленький на вращалку. Отпущен.
Хочется большого, полноценного. Спиннингом.
Одно время в прошлом году дал себе слово ловить только так, купил тонкую плетенку, долго пробовал, потом плюнул, привязал крючок и поймал двух на икру.
Сложно удержаться, когда хочется ощутить связь с рыбой.
Линию натяжения.
Сегодня все должно быть иначе.
Плетенка заменена на лесу-невидимку. Купил вчера, перемотал катушки себе и сыну.
Едем. Нужна рыба. Общество хочет попробовать сперва на мелком ручье.
День солнечный, вода прозрачна. Видно великое озеро, похрустывают льдины под напором легкого ветра. У ручья, чуть выше устья, тихо. Крутой левый берег заслоняет ветер. Рыба есть. Хорошо видна. Но и нас видит отлично. Рыбы мало. Идущий навстечу седой мужик со старой удочкой язвительно интересуется, не привезли ли мы рыбу с собой. Оптимизма от таких заявлений не прибавляется. Но нужно попробовать. Пробуем.
После часа бесполодных попыток начинается раскол. Кажется, что рыба уже не возьмет. Уж больно осторожна и напугана.
Сын упорно пытается соблазнить крупную тень, лениво шевелящую хвостом в семи – восьми метрах вниз по течению. Рыбина стоит в одиночестве, мне не верится, что она возьмет приманку. Но я ошибся.
Вдруг. Это всегда происходит вдруг. Внезапно. Хотя и ждешь иногда целый день.
Взвизгнул фрикцион. Это его первая настоящая поклевка, он растерян. Нужно помогать. Бросаю в кусты свой спиннинг, хватаю подсак. Ору, чтоб держал удилище выше, аммортизируя рывки. Подбегаю. Похоже, стальноголовый еще не очень понял, что происходит. Развернуться ему есть где, но он не чувствует особого сопротивления. Фрикцион уж очень ослаблен. Так его не утомить.
Подтягиваю фрикцион. Удилище резко вниз, одновременно выбирая слабину. Затем опять вверх. Вниз. Вверх.
Борьба началась. Рыба рванула вверх по течению, но быстро остановилась, развернулась и пошла вниз. Внизу поперек ручья лежит бревно. Дальше – выход в устье. Если леса зацепится за препятствие – конец. Нужно спасать положение. Если этот уйдет, вера в удачу у начинающего рыболова будет подорвана. А рыба уходит, медленно, но верно.
Бросаюсь вниз. Нужно отогнать ее вверх по течению, просто спугнуть. Но рыбина в последний момент пытается проскочить между мною и берегом. Не веря, что получится, преграждаю дорогу подсаком. И чувствую толчок. Совершенно случайно, по инерции, рыба влетает в сеть подсака. Тащу ее на берег, поднимая сапогами тучу брызг.
Жизнь прекрасна!
Краски окружающей природы делаются ярче. Солце особенно ласково. Синь неба отражается в озере-море с подтаявшими облаками льдин. Зелень хвои и пробивающейся кое-где травы, блики солнца на на играющих стуях и каплях, синие тени деревьев на скалах и воде. А воздух!
Сын счастлив. Горящие глаза, подрагивающие руки. Вот ради таких моментов и стоит жить.
Сажаю рыбу на кукан. Самка, с икрой. Хороша! И как только прицепилась?
Решаем все же сменить ручей на другой, побольше. Один из нас упорно не желает ехать, придется еще вернуться за ним. Здесь тоннели. По мосту над ними изредка грохочут поезда. Тогда рыба, стоящая в тени, пугается. Ручей довольно велик, судя по названию, здесь водятся лоси. Или большие олени. Воды гораздо больше, но и народу хватает.
С интервалом в час ловлю на икру двух стилхедов. День явно не из последних. Сын поймал первую рыбу, я тоже не пустой. Чего еще желать?
Близится вечер, пора забирать товарища. Едем на малый ручей. Наступила стадия, когда утащить человека можно только силой, уговоры не помогают. У него было два схода, азарт велик, похоже, процесс будет продолжаться до заката. Похоже, пора попытаться осуществить давнюю мечту.
Привязываю вращалку. Долго хожу вдоль ручья, дохожу до устья, залезаю даже в озеро. Здесь заметно холоднее. Сильный ветер гонит льдины, совершенно прозрачные, хрустальные, замысловато размытые. Они ударяют под коленки. Чуть не упал пару раз, решил выбираться на берег.
Обошел устье по широкой дуге, привязал воблер. Крохотный, самый маленький в серии, плавающий. Сбивается при проводке запросто, стоит только перетянуть узел, сместить его слегка вбок. Очень деликатная штука, финская деревянная скульптура. Сплавляю его под бревно. То самое, от которого спасал рыбу сына. Воблер идет очень натурально, чуствую его дрожание всем удилищем.
Раз, второй. Попробуем сплавить подальше. И вдруг...
Атака.
Я вижу атаку.
Смутная тень под водой.
Воблер настигает волна.
Рывок.
И снова звенит, журчит фрикцион. Но теперь – чистое искусство.
Обманул. Перехитрил. Борьба, свечки, колотящееся сердце. Вот она, стальная голова. И пусть этот стилхед не самый крупный, пойманный мною, зато самый долгожданный.
Хороший день. Может быть, лучший из всех.
Спасибо тебе, стальноголовый красавец. Спасибо тем, кто уберег тебя, не дал истребить. А ведь могли же. Как у нас. Очень даже просто.
Спасибо.

Copyright © 2003 by Victor Vlasenko
Изменен 08.05.2003