Чем дольше я ловлю пеструшку…
А. Курочкин (Александр спб)
a.kurochkin@inbox.ru


Эту форель пришлось изъять, потому что тройник моего товарища причинил ей непоправимый вред.
Прошу Вас, замените тройники на одинарники

Чем дольше я ловлю пеструшку…

 …тем больше я ненавижу.

Я ненавижу производителей мелких вертушек и воблеров за то, что они оснащают блесны не одноподдевными крючками, а якорями тройников.

Я злюсь на товарища, когда помогаю ему освобождать очередную форель-пеструшку с его тройника и вижу, что рыба села на все три крюка, и что мне не удается освободить ее для последующего отпускания в реку. Вот показалась кровь, еще один крюк удалось вытащить, язык форели разорван. Придется изъять. Я устал намекать ему, чтобы он заменил тройники на блеснах, потому что ручьевую надо отпускать.

Я не люблю тех ловцов форели со стажем, что за годы своей практики не пришли к такой простой мысли, ручьевую надо отпускать.

Вот идет спиннингист со стажем по лесу. На его спине рюкзак. Сейчас период спадающей воды. Это период активного клева пеструшки. Я спрашиваю его, видел ли он рыбу. Он прячет глаза и отвечает, что мол, видел три рыбки и то мелкие. Я уверен, что в его толстом рюкзаке их не менее десятка. Потому что в тот вечер я, идя за ним следом вторым номером, поймал на муху и отпустил шесть форелей. Как мне донести до него, что ручьевую надо отпускать.

Я ненавижу людей, чистящих пеструшку на берегу ручья. Они похожи на первобытных голодных варваров.

Я не понимаю жалкие вечно пьяные улыбки местных на реке, когда просишь их не пускать на реку электриков. Им еще долго не понять, что ручьевую надо отпускать.

Я ненавижу себя за свои уклончивые ответы на вопросы знакомых рыбаков, на какой реке я ловлю рыбу.

Мы дожили уже до того, что берем честное слово с товарища, что он никому не расскажет про реку, на которую мы его привезем.

Я с трудом соглашаюсь составить компанию знакомому спиннингисту, хотя он покажет мне новые речки, потому что он обязательно возьмет не менее десяти рыб домой с оправданьем, что ему надо порадовать рыбкой домашних. Мне почему то совестно объяснять ему прописные для меня истины. Ручьевую надо отпускать.

Я не хочу знать того гада, что мыл 11 мая свою машину на форелевой реке под Петродворцом. "Я не знал", - сказал он мне. А что ему знать, кроме ПДД, где черным по белому…

Я не хочу быть одной нации с уродами всех мастей, что спецподразделениями лупят по рекам рыбу электричеством. Они осведомлены, кто они, и что они делают. Именно поэтому они организованы в преступные шайки. Первым идет дозорный-охранник по реке. У него ружье или красные корочки. Следом идут или сплавляются на лодке один или двое с электроловом. Возможен еще и четвертый следом с сачком. Таким в одиночку не втолковать, что ручьевую надо отпускать.

Я предложил товарищу свои услуги заезжего для засады на бригаду. Он объяснил мне, что это с соседнего поселка под прикрытием милиции ходят электропреступники. И что если я пальну в темноте по ним, то все равно придут к нему, т.к. все в округе знают, что он приезжий дачник-рыбак, и что только к нему приезжают в гости посторонние любители.

Боже, что за времена настали. Хуже нет, чем жить в эпоху перемен.

И все же, отпускайте ручьевую, замените тройники на одинарники и-иии-ии. Эхо теряется в сети Интернет.

Copyright © 2003 by Victor Vlasenko
Изменен 18.05.2003