Уметь понимать водоем. (Часть 3.)
Константин Кузьмин.
Российская Охотничья Газета №28 ( 9 июля 2003 г. )

В заключительной части нашего разговора мы подробно затронем заявленный в начале вопрос -о прозрачности воды и ее влиянии на клев рыбы. В гидрологии под прозрачностью понимают максимальную высоту слоя воды, сквозь который удается различать очертания специального контрольного диска. В тех условиях, в каких нам случается успешно ловить рыбу, прозрачность может испытывать колебания на два порядка, и нельзя сказать сколько-нибудь однозначно, какая прозрачность способствует клеву, а какая - совсем наоборот.

ДЛЯ КАЖДОГО ВОДОЕМА - СВОЙ СТАНДАРТ

Помню свою первую реакцию, когда я увидел воды Куры в Азербайджане. «В таких условиях на спиннинг довиться никак не должно!», — подумалось мне тогда. Два десятка лет назад я ловил почти исключительно в Подмосковье, и критерии оценки состояния воды были соответствующими. Поэтому, когда погруженная на десять сантиметров ладонь полностью скрывалась из виду из-за взвешенной в воде мути, трудно было настроить себя на оптимистичный лад. Однако уже минут через пятнадцать ловли на блесну сел первый сом, и я понял, что на Куре подмосковные нормы не действуют. Еще через несколько лет я впервые оказался на Нижней Волге. Все развивалось по схожему сценарию: сначала — настороженная, из-за мутной воды, реакция, потом — первая пойманная рыба, вторая... — и понимание того, что в этих краях низкая прозрачность не столь критична, как в нашей средней полосе. Вот еще пример. В моих родных местах — на границе поймы Оки у Соколовой Пустыни есть цепочка из четырех маленьких озер, называемых собирательным словом «Бездонка». Озера, хотя и расположены совсем рядом, заметно отличаются одно от другого — и по прозрачности воды в том числе. Когда по весне или после очень сильных дождей вода во всех озерах мутнеет, она мутнеет по-разному: в одном из них прозрачность падает с нескольких метров сантиметров до семидесяти, но этого достаточно для того, чтобы щука прекратила клевать. В другом, где прозрачность в обычное время — не более метра, а после паводка — раза в два меньше, клев ухудшается, но не до полного нуля — поймать все равно реально... Все это говорит о том, что для каждого водоема имеется свой «фоновый» уровень прозрачности. Значительное уменьшение прозрачности в сравнении с этим «фоновым» уровнем ведет к уменьшению активности рыбы, хищной в особенности. Но пороговый уровень, при котором почти прекращается всякий клев, для каждого водоема свой. Поэтому, собираясь на малознакомый водоем, неплохо бы навести справки на этот счет у тех, кто знает его лучше, — стоит ли упорствовать, если вдруг вода вдруг окажет не идеально прозрачной.

УЯЗВИМОСТЬ РЕК И ИММУНИТЕТ ВОДОХРАНИЛИЩ

Подверженность водоема колебаниям прозрачности воды во многом зависит от его типа. Понятное дело, что реки, особенно небольшие и протекающие в глинистых и черноземных берегах, чуть что — сразу же мутнеют. В этом плане глубокие водоемы озерного типа более стабильны по своей прозрачности и клев в них не сильно зависит от прошедших накануне дождей. Это лишь напоминание о том, что, планируя рыбалку в дождливый период, следует принимать во внимание тип водоема, чтобы, приехав на место, не увидеть перед собой грязно-бурый поток. Лучше перестраховаться и отправиться на водохранилище, где вода заметно мутнеет только после экстремально сильных осадков. Впрочем, и с реками не все безнадежно. Даже если в течение нескольких дней подряд идут дожди, на тех участках рек, что находятся непосредственно ниже плотин, вода остается прозрачной и рыба ловится.

ЭТА ОЧЕНЬ ВАЖНАЯ ГРАНИЦА

Когда мы оцениваем перспективы нашей рыбалки с учетом прозрачности воды, следует иметь в виду, что эта характеристика далеко не одинакова на разных участках водоема. Где-то совсем рядом вола может быть и похожей на кофе с молоком, и чистой как слеза. Очень важно бывает найти границу между мутной и прозрачной водой. Граница эта может быть и резкой, и размытой. Интересные варианты возможны и в том и в другом случае. Я пару раз участвовал в соревнованиях на Коновалевском лимане, что находится на побережье Азовского моря. Водоем, как и многие другие лиманы, представляет собою мелководный «жабовник» с преимущественно илистым дном. Когда поднимается сколько-нибудь сильный ветер (а он в этих краях явление обыденное), вода перебаламучивается и теряет свою прозрачность. Так бывает на значительной части лимана, но не повсеместно. Зона мутной воды, или, как ее называют местные рыболовы, «муляка», имеет неправильные очертания и находится в зависимости не только от текущего направления и силы ветра, но и того ветра, что дул накануне днем или ночью. Что очень характерно, перед самым стартом соревнований то один их участник, то другой забираются на смотровую вышку и в бинокль внимательно оглядывают акваторию, подмечая взаимное расположение пятен чистой и мутной воды. Один из вариантов тактики предполагает ловлю в привязке к границе разной по прозрачности воды. И, следует сказать, случаев, когда именно такая тактика приносила успех на проходящих в лимане соревнованиях, предостаточно. Почему именно на границе бывает зачастую больше всего поклевок? Объяснении тому можно предложить несколько. Мне наиболее правдоподобным представляется вот какое. Щука, хотя и считается в основном хишником-засадчиком, в поисках добычи все же перемещается по водоему, причем весьма активно. Окунь — тем более. Когда все вокруг примерно одинаково, направление передвижения рыбы может быть довольно произвольным. Но вот наткнувшись на «стену» мутной воды, щука или окунь скорее пойдут вдоль нее, чем углубятся в «молоко» или повернут обратно. Потому и получается, что концентрация активного хищника в пограничной зоне значительно выше, чем вдали от нее. Облавливая эту самую зону, мы. имеем очень неплохие шансы... Примеров, когда удается попасть на хороший клев хищника на границе мутной и чистой воды можно привести много. Вот еще один из них. Примерно четверть века назад основной моей судачьей приманкой был свинцовый грузик типа «фильда», оснащенный небольшим тройничком. Позади него на полуметровом поводке болталась какая-то блесна, но на нее поклевок судака почти всегда было меньше. В некоторых характерных местах соотношение поклевок на «фильду» и блесну доходило до пяти к одному. И одним из таких мест были устья впадающих в Оку речек и ручьев, причем не постоянно, а сразу после сильного дождя. В такие моменты вода в самой Оке оставалась прозрачной, приток же нес мутную воду. Я вставал выше и забрасывал вниз, стараясь провести приманку вдоль границы мутной воды. Судаков таким образом было переловлено не так уж и много — всего порядка двух десятков, но поймать именно на границе разной по мутности воды было гораздо легче, чём в других местах. Поэтому бывало, что я бросал все дела и после ливня ехал на рыбалку — чтобы оказаться в нужном месте в нужное время. Здесь я должен сделать оговорку, что далеко не во всех случаях, когда мы пытаемся ловить на стыке мутной и относительно чистой воды, нам гарантирован хоть какой-то положительный результат. Я, например, раньше часто ловил на Пахре в районе, где ее пересекает Каширское шоссе. Там в реку впадает маленькая речка Битца, несущая практически всегда воду с резко отличной прозрачностью. Это неизменно бросается в глаза, и всякий раз, проходя мимо, я неизменно задерживался на точке — хотя бы на несколько забросов. А поймал за все время «хвоста» три или четыре... В любом случае места с разной по мутности водой стоит проверить — времени потратите немного, но результат вполне может быть значительно выше, чем в среднем по водоему. Замечу здесь, что при оптимальной в большинстве случаев траектории проводки вдоль границы мутности, стоит, когда есть такая возможность, проверить варианты с ее пересечением — как в том, так и другом направлении. Иногда это дает лучший эффект.

В ПОЛОСЕ ПРИБОЯ

Как один из вариантов ловли на границе замутненной и прозрачной воды следует обязательно упомянуть о рыбалке на прибойном берегу водоема. Мой интерес к теме пробудился после одной .довольно занимательной истории. Много лет назад, приехав на рыбалку на Леонтьевский пруд, я встретил местного спиннингиста. Тот не производил впечатления мастера своего дела, и когда он сказал, что пойдет на другой берег и там обязательно поймает, я пропустил это мимо ушей. Тем более что мотивация была более чем сомнительной: к тому моменту поднялся ветер, который, как было сказано, «гнал под тот берег малька», а за ним, стало быть, и щука подтягивалась. Все это показалось мне ахинеей. И у меня не было никакого желания перемещаться с комфортного во всех отношениях правого берега на левый, где ветер дул бы в лицо. К тому же идти пешком бьмо далеко, а месить раскисшую глинистую дорогу колесами мотоцикла я не имел никакого желания. Плюс ко всему — на правом берегу я всегда ловил больше. ...Прошло часа три. Человек на противоположном берегу явно что-то поймал — как вскоре выяснилось, аж четыре шуки. У меня же был чистый ноль, поэтому я принял решение, которое теперь уже напрашивалось. Под левым берегом гуляли волны. Здесь было неглубоко, поэтому прибрежная полоса шириною метров в двадцать — двадцать пять была мутной. Далее она постепенно просветлялась, и метрах в сорока, насколько это можно было оценить с такого расстояния, уже не отличалась по прозрачности от воды под правым берегом. Я поставил, чтобы «пробить» ветер, довольно тяжелое «колебло» и стал пошвыривать его подальше от берега. Первая поклевка состоялась минут через десять — как раз в «буферной» зоне между мутной и чистой водой. Еще через несколько минут поймал первый «хвост». Всего за пару часов поймал три щуки, две сошли, и было еще несколько явных контактов. Все поклевки приходились строго на переходную полосу шириной метров в десять. Понятно, что это было не случайное совпадение. Насчет «гонимого ветром малька» — это, конечно, едва ли, но сам факт очевиден и подтвержден многократно и на разных водоемах: под прибойным берегом отмечается повышенная активность хищной рыбы, и существенно большая часть поклевок приходится на границу поднимаемой прибойной волной мути. Если под берегом не мелко, то ширина полосы мутной воды не превышает нескольких метров, и поклевки бывают почти у ног. Это следует иметь в виду, продолжая проводку приманки почти до самого берега. Ну а рыба у прибойной мути может ловиться разная: щука, судак, окунь, а в иных краях — и басс.

«ЛАСТОНОГИЕ» - БИЧ КРИСТАЛЬНО ПРОЗРАЧНОЙ ВОДЫ

В заключение нашего разговора я позволю себе затронуть одну тему, не очень, быть может, попадающую в его общий контекст, тем не менее... Как вы думаете, что представляет наибольшую угрозу для рыбы, обитающей в малых и средних реках? Не удивлюсь, что большинство наших читателей назовут электродов. Вспомнят еще и про залповые сбросы всяческой отравы, и про «химию» вообще. Однако есть не менее страшная напасть, про которую почему-то вспоминают в последнюю очередь или не вспоминают вовсе. Я и сам о том как-то особо не задумывался, пока один из моих знакомых некоторое время назад не рассказал мне вот какую историю. Он уже более десяти лет ловит спиннингом на речках Тверской области. Две из них, названий которых я обещал не упоминать, протекают в одном районе. Разница в том, что в первой речке вода преимущественно светлая, в другой, как это иногда бывает, прозрачность постоянно — не более метра. В этой второй речке рыба, как была, так и есть. А вот первую речку — «убили». Нет, не «электрики», а подводные охотники. От подводных охотников в первую очередь страдают язь, голавль и щука. Причем выбиваются прежде всего самые крупные экземпляры. Именно поэтому на многих участках малых рек крупная рыба отсутствует, ловятся только голавлики или подъязки до двухсот-трехсот граммов, которые для охотников интереса не представляют. Во многих странах Европы всякая подводная охота во внутренних водоемах находится под строжайшим запретом — как варварский метод уничтожения рыбы. У нас же много лет назад этот вопрос при разработке основ природоохранного законодательства, выражаясь современным языком, «пролоббировали в нужном направлении». Мои зарубежные знакомые просто отказываются верить в то, что использованию подводного ружья в наших раках и озерах нет никаких правовых препятствий. Да еще статьи на эту тему публикуются в изданиях для рыболовов, и даже соревнования среди стрелков проводятся... Сейчас, хотя все больше людей понимают пагубность подводной охоты для пресноводных биоценозов, никто пока так и не выступил с законодательной инициативой о ее, полном запрете. Вопрос назрел, и он должен быть поднят. Это правильнее, чем обрекать себя на ловлю в хронически мутноватых речках, где «ластоногим» особо делать нечего. Как журналист, обещаю делу всяческую поддержку.