Казацкие рыбари-добытчики.
Владимир Супруненко.
Российская Охотничья Газета №33 ( 13 августа 2003 г. )

Казакуй себе, хлопец, дальше. Мест туг всем хватит. Я поначалу хотел остановиться возле каючка, в котором сидел сухонький дедок с удочкой из тростникового хлыста, но, поразмыслив, свернул в следующую протоку. Только приготовил снасти, как увидел еще одного рыбоуда-карасятника. Прогреб чуть дальше и наконец пристроился на краю тихой заводи. Здесь, кажется, кроме меня и уток-лысух, что возились в камышах, никого больше не было. Однако, пока я рыбачил, не мог отделаться от мысли, что за мной кто-то наблюдает. Возможно, местный рыбачок, что притаился в тростниковой густянке, а может быть, и наш с ним далекий казацкий предок. Ведь все здесь в плавнях за днепровскими порогами, как и сто, и двести лет назад — и вода, и тростники, и облака над ними, и белые лилии, и рыба, и рыбари, и ихние "корячки". «Корячниками» когда-то называли и запорожских казаков, что рыбачили в плавнях.

Известно, что казак с водою, как рыбак с удою. О запорожских характерниках говорили, что они водили дружбы с рыбами, водяными и русалками. В одной запорожской легенде рассказывается о сечевике, который влез в обычное ведро и плыл в нем под водой несколько верст. Ходили слухи также об отчаянных запорожцах, которые неожиданно исчезали под водой чуть ли не на целый день. Любопытные ныряли за ними и обнаруживали, что их товарищи похрапывали себе спокойно под пузырем в холодке возле коряги, так как на поверхности им, видите ли, обычно очень жарко. Родство удальцов-лугарей с подводными обитателями подтверждает следующая надпись на одной старинной картине, на которой изображен казак: «Откуда я родом взялся на свете? Всякий из нас хочет знать приметы. Женщин в Сече немае, всякий то добре знает. Разве скажешь — из рыбы родом или из пугача дед мой плодом?» Так или иначе, однако казакам на Днепре не было равных в умении ловить рыбу. Тем более, что для многих из них это было жизненно важным ремеслом, а нередко и единственным средством к существованию. «Дал Бог рыбу, даст и хлеб», — говорили в старину, подразумевая, что богая рыбная добыча и накормит вдосталь, и оденет, и обует. Запорожские казаки не говорили «ловить рыбу», а употребляли выражения типа «добываться», «идти на добычу». И добыча эта была весьма богатой.

Недавно на берегу Днепра был найден оригинальный крючок для рыбной ловли, который еще не описан в мировой научной археологической литературе. Крючок сделан из природного материала — половины челюсти животного, которая всего лишь несколько доработана. Острия игольчатых зубов, которые следуют за крючкообразным изгибом расположены перпендикулярно к крючку, что создает большие возможности для ловли рыбы. К тому же орудие сочетается с символическим художественным образом — в конце закругления создана голова водоплавающей птицы, которая должна обеспечить успех рыбалки. Это и другие орудия лова, найденные археологами, свидетельствуют о том, что древние жители Приднепровья были весьма искусными рыбарями. Позже в низовьях Днепра появился загадочный народ бродники. Некоторые считают, что очутился он здесь не случайно, а «забрел» в днепровские плавни в поисках богатой рыбой добычи. Опыт древних рыбаков и бродников переняли запорожские казаки. Для ловли рыбы они использовали и корзины — «накрывачки» без дна, и плетеные из лозы верши, и подсаки — «хватки». Распространены были неводы, бредни, волокуши, различного рода сети. «Накидкой», например, называлась сеть, сплетенная в виде круга. Когда ее кидали, она накрывала рыбу, при извлечении же из воды окружность стягивалась и рыба оказывалась в западне. Определенной силы, ловкости и терпения требовала охота на щук, сомов, осетров, коропов с помощью «остей» («сандол») — многозубых вил с деревянным держаком и веревкой. Красную рыбу в Днепровском лимане ловили самоловами. На кольях, вбитых в дно, натягивали веревки, к которым на подводках крепились крючки. Для мелюзги их жала были безопасны, крупным же рыбинам почти не удавалось проскочить между веревками, не задев ни одного крючка. Кстати, об икре красной рыбы. В одной старой книге, посвященной казацкому быту, я прочитал, что она «во времена оно продавалась по 10 коп. за фунт, а когда лет 50 тому назад цены на нее поднялись до 25 коп. за фунт, то старые казаки и казачки серьезно задумались, не означало ли это обстоятельство пришествия антихриста и начала светопредставления». «Чтоб рыбу есть, надо в. воду лезть», — поучали опытные рыболовы новичков. Однако среди казаков находились хитрецы, которым удавалось поймать рыбу, не замочив даже кончиков пальцев. Вот что писал Д.И. Явоницкий в «Истории запорожских казаков»: «Поймав маленькую выдру, запорожец приручал ее до того, что она, подобно кошке, ложилась у его ног и даже спала вместе с ним под одеждою, которую прикрывался казак; вырастив такую выдру, запорожец употреблял ее для рыбной ловли: она входила в воду, добывала там рыбу и возвращалась там в ставку к своему хозяину, продолжая делать это несколько раз».