В щучьей "столовой".
Владимир Сагадиев.
Российская Охотничья Газета №33 ( 13 августа 2003 г. )

Озера Толвоярви были к нам неприветливы, своих рыбных мест не открыли и выпроводили буквально пинком. Бесклевье, дожди, комары, холодный северо-восточный ветер — хуже не придумаешь. Как прощальный удар под копчик от карельской тайги — отвалившееся колесо прицепа. Срочно надо менять ступицу. Может, это и мистика, но я знаю, в чем причина. В тайге надо быть человеком, а хочется напиться в хлам — лучше сиди дома. Иначе до беды недалеко. С таким прицепом далеко не уедешь. Костик вспомнил про озеро по пути к Петрозаводску, в 15 км к югу от пос.Эссойда, почти круглое и мелководное. Клев, как на «черных камнях». Правда, гарантированная рыбалка начинает уже настораживать, но выбор невелик. В шесть утра выкатились из леса на песчаный пляж озера и поехали по периметру.
— Смотри, Костик, какой песочек. Может, здесь остановимся?
— Нет. Там, дальше, лучше место. Ах черт! Занято. Ничего, дальше еще лучше стоянка.
— Может, здесь? — спрашиваем со слабой надеждой в голосе, — ведь дальше сплошные камыши? Не пройдем.
Но водитель после бессонной ночи вошел в ступор, слушать никого не желает и готов кататься вокруг озера кругами, как по МКАД.
— Пройдем запросто. Там, за камышами, классное место.

Разумеется, сквозь камыши мы не проехали и через 50 метров «УАЗик» засел по самое «не хочу». Все повылазили из машины на свет божий. Наконец-то! Откатили на руках прицеп в сторону и взялись за «УАЗ»-батон. Оказывается, пять озлобленных, невыспавшихся рыбаков вполне могут заменить трактор Т-70. Вытолкали мы на песок машину и это было последней неприятностью. Дальше жизнь открылась нам с самой лучшей стороны. Чистое голубое небо, ласковое солнце, легкий южный ветерок, сдувающий комаров к лесу, и ослепительно чистый песок, как на лучших пляжах Средиземноморья. По затянувшемуся мелководью, словно на Азове, долго бредешь по щиколотку, потом по колено, падаешь навзничь в хрустально чистую воду озера и понимаешь, что жизнь-то налаживается. Чтобы на берегу не очень доставали комары, последний заплыв во всей одежде. Потом и мошкара меньше донимает и телу приятная прохлада. Хоть и Север, но все-таки лето в разгаре, и солнце над горизонтом 22 часа в сутки. После завтрака развернули свою надувную флотилию и сделали первый выход на воду. По ходу дела Костик, как почти местный, дает вводную.

— Озеро все мелководное. Хотя диаметр до 6 км, максимальная глубина два метра. В основном же, метр-полтора. Озеро проходное и сетевой лов здесь запрещен. Хотя сетями ловят, и я даже хорошо знаю, где их лучше ставить. Ставят сети местные рыбаки. Просто надо заранее обговорить «цену вопроса» со здешним рыбнадзором. (В последнее время в погоне за деньгами продажность перестала быть зазорной. Стыдно, господа). В сторону деревни плавать бессмысленно — много подводных камней, а рыбы мало. Крупная рыба заесь не задерживается. Недалеко от границы камышей можно обловиться подлещика, плотвы, окуней на удочку. Мне же больше нравится заесь ловить на «дорожку» щук, а в периоды активного клева окуня — на спиннинг.
— Щуки-то большие?
— Нет. Я же говорю — крупная щука здесь не стоит. Скорее всего, по реке ухолит в более глубокие озера. Нам попадались на 1,5-2,0 кг, не больше. И множество шнурков - «шука-чупсов» на полкило.
— Ну, такие, если копченые, самый деликатес.
— Это точно. Лучше всего клюет на медного «профессора" № 2, 18 гр., с красной бусинкой. Я вас сейчас прокачу по щучьей «столовой». Там клюет лучше всего.

Пока болтали, распустили три спиннинга веером на «дорожку». Костик нацепил своего любимого «профессора», а мы с Серегой — что нашли в арсеналах.
— А вот и «столовка» началась. Как бы в подтверждение слов, через сотню метров поклевка и первый трофей — деликатесный «шука-чупс». Через 10 минут — еще поклевка, у Кости, но в этот раз что-то весьма и весьма... Несколько раз спиннинг вытягивался в струнку вместе с леской, визжал фрикцион, и рыба уходила в сторону от лодки. Наконец, метрах в десяти что-то крупное с буруном развернулось у самой поверхности и снова ушло вниз.
— Где подсачек? Серега, ты ближе, давай скорее подсачек.
— Да ты не торопись. Аккуратно.
— Я и так аккуратно. Давай заводи.
— Далеко, не достаю. Ближе!
— Она не хочет. А я не могу. Наконец рядом с бортом, показалась большая щука. Ба! Да это же «мамка" и явно больше обещанных двух килограммов. Намного. Подвели круглый сорокасантиметровый подсачек под рыбу и попытались поднять. Но даже половина щуки не поместилась и она просто вывалилась.
—Давай еще раз! Надо багориком цеплять.
— Не надо багорика Серега, сейчас еще раз подведу, а та хватай ее руками.
— Сорвется. Скользкая.
— Не сорвется. Хватай, Серега! Обдурили «мамку» блесной и зацепили на тройник — это ладно. Ваша взяла. Но чтобы лапать руками? Это уже чересчур. В негодовании щука рванулась, оборвала поводок, сорвалась с тройника блесны и канула в воду. Видели, как прячется солнце в стремительно набегающих грозовых тучах и первый шквал ветра срывает все, что можно, с земли? Так же мрачнело лицо не остывшего от азарта Костика. Невыносимо долгая пауза...
— Мы все правильно сделали. Надо было брать рукой. Из подсачека ушла бы в любом случае.

Что ж. Поплыли дальше. Еще несколько щук обещанного от 0,5 до 1 кг размера и пора обедать. Два часа на отдых и опять в лодку. Клев продолжался до полуночи. Работать в таком режиме бесчеловечно, а рыбачить — в самый раз. Охота пуще неволи. В четыре часа ночи разошлись по палаткам. В шесть утра голос:
— Володя, ты на рыбалку едешь? Ехать-то я еду, только как оторвать от постели налитые свинцом руки и ноги? Надо бы на помощь позвать силу воли, но она еще спит.

В лодке почти час дружно зевали, рискуя вывихнуть челюсть. А потом началось. Каждые 10-15 минут поклевка. Надо заглушить двигатель, аккуратно изъять щуку, снова распустить дорожку из трех спиннингов, у кого-то почти сразу поклевка, опять глушить двигатель и т.д. При каждой остановке блесна-колебалка сразу падала на дно, грозя основательным зацепом. Надо бы что-нибудь другое поставить, не тонущее. Воблеры типа «fat» или «shad» не годятся для мелководья. Слишком активная игра на «дорожке», и рыба скорее распугивается. А вот этот «малек» должен подойти. «Crystal Minnow» цвета уклейки длиной 9 см от Yo-Zuri в воде шел устойчиво и ровно, словно стоящая на стремнине рыбка. Вскоре и щуки проголосовали за малька-«зури-ка». Несколько щук подряд разного размера - только на него, причем брали они взаглот, на оба тройника, надежно. От такой щучьей любви — по воблеру вскоре словно рашпилем прошлись. Смотрю, ребята мужаются, но в массах зреет бунт. Первым не выдержал Сергей и поставил тоже воблер «Minnow» 11 см, правда, другой фирмы, но дававший такую же игру. Только завели двигатель, как Серега задумчиво спросил:
— Костик, а как по-фински будет «рыба»?
— «Кала».
— Тогда глуши мотор.
— Зачем?
—Кала.

Щука оказалась крутой и взяла тоже «взаглот». Может, она и «колебалки» берет так же, но потом на подсечке цепляется тройником лишь за губу и нередко сходит. Тут и Костик сломался. Снял «Профессора» и полез в коробку. Долго там гремел и наконец вытащил на свет божий составник потрясающе «кислотного» цвета. Ничего лучше не припас. На этот воблер дружно отреагировали окуни. Стук-стук по воблеру, поклевка. Вынимает — окунь.
—Да иди ты...
Запускает воблер, снова стук-стук. А у него тонкая плетенка и вся эта окуневая возня вокруг воблера очень хорошо чувствуется. И нервирует. Потому что нужна щука.
— Костик, может, спустимся в Шую?
— Незачем. Там нет клева. Ему виднее. Продолжаем утюжить «столовую».
— Костик, а зачем ты туда поплыл? Там же сети стоят.
— Все правильно. Сейчас мы твоего «зурика» на сетях оборвем, а потом хоть половить можно будет и нам.
Вот это называется грязная игра. Бах! Все три воблера разом сели в чью-то сеть. Недавно здесь еще ничего не стояло. А вон, в сторонке, мужики машут руками, чтобы мы здесь не кидали блесны. Стало ясно, зачем местным рыбакам спиннинг. Пока один для отвода глаз машет «палкой», другой втихаря заводит сеть. Значит, с рыбнадзором не согласовали. Деньги экономят. Хотя сети дорогие, «финские». Ладно. Уходим немного в сторону. При постоянном клеве хочется подурачиться. Стали оценивать щук не на вес, а по акробатическим способностям. Как выступление гимнастов на ковре. Вот она прошлась на хвосте, обязательный элемент — «двойной тулуп», теперь сальто, еще «тулуп». Уже в лодке, запыхавшись, разевает пасть и спрашивает:
— Ну как?
— Молодец. Десять баллов!
— Отпустите. Я вам сейчас еще кое-что покажу.
— Не можем. Впереди много участников ждут своего выступления.

Вечером пришлось разделывать для коптильни около тридцати щук. Спать опять некогда. Еще пара дней хорошей рыбалки и погода поменялась. Даже «зурик»-уклейка не вызывает ни у кого аппетита. Решили сплавать и Шую. Несколько поклевок на «Профессора» и пара щук. Откуда-то Серега вытащил экзотику — серебристая колебалка «играющая», ц.25 коп. Раритет. Чем-то похожа на «Lohi» от «Kuusamo». Вот это для ловли шуйских шук на дорожку оказалось в самый раз. Может, у меня что-нибудь найдется интересное? На леске висит «Атом» кустарного производства и в такт набегающей волне шлепает по поверхности воды. Лодку мягко покачивает, светит солнце и вокруг сплошное благолепие. Но мне не до окружающих красот — душу гложет зависть к Серегиной «играющей» и корыстное желание наловить самому. Перетряхиваю в бессмысленной надежде коробку, а спиннинг вдруг поехал вдоль борта, сгребая по пути все, что лежало. Ну ты-то еще куда? Еле поймал его, но тут затрещал фрикцион. Что-то не так. Где блесна? Ее не было, а спиннинг упрямо норовил нырнуть вершинкой в воду. Та-ак, коробку в сторону, снасти в руки. Через несколько минут в лодке прыгала щука. Не поленилась же откуда-то из глубины выскочить за «Атомом». Очень кстати. Вечером быстрые сборы, упаковка вещей и короткий сон. Впереди долгая дорога домой.