Рыбалка на островах Ледовитого океана.
Феликс Смирнов.
Российская Охотничья Газета №41 ( 08 октября 2003 г. )

Вайгач — арктический остров в Северном Ледовитом океане. Является северным продолжением Уральских гор, расположен к югу от острова Новая Земля. С запада омывается Карским и с востока — Баренцевым морями. Первое знакомство с Вайгачом началось после высадки с самоходных барж в бухте Варнека, находящейся на крайнем юго-западе пустынного острова. В этот момент на о. Вайгач вступили впервые в России первые вездеходы, самые первые в истории этого таинственного острова на Арктическом побережье. Было это в 60-х годах прошлого столетия. Сутки добирались до места, два дня ушли на разбивку лагеря и только после этого я смог отправиться на рыбалку. Озеро, к которому я подошел, имело, к моему счастью, довольно ровную и широкую прибрежную полосу, удобную для ловли спиннингом. Добравшись до воды, я сделал привычный дальний заброс и стал быстро, с короткими остановками, подматывать леску. Первый заброс оказался безрезультатным. Второй раз я послал блесну еще дальше, метров на 70, и стал медленно, без остановок, с легкими взмахами удилищем наматывать леску. Примерно на середине пути, в 30 метрах от берега, последовала осторожная поклевка и через несколько секунд я вытащил полукилограммового гольца. Привязав блесну поменьше, я сделал третий заброс примерно в то же самое место. Стал медленно вести блесну к берегу и вскоре почувствовал, как она была опять схвачена рыбой. Еще один голец, немного меньшего размера, выскочил на берег рядом со мной. Началась практически беспрерывная ловля гольца — первая рыбалка на неизведанном арктическом острове Вайгач. В течение двух-трех часов я наловил половину рюкзака замечательной рыбы, килограммов двенадцать. Очень довольный, в приподнятом настроении, я пошел в лагерь. Наши геологи помогли поварихе сварить уху из этой "заморской" рыбы и вся экспедиция вечером отпраздновала первый рыбацкий почин изумительной по вкусу, ароматной ухой. В десяти километрах от лагеря находилось самое большое в окрестностях — Гусиное озеро. Добраться до него было не просто. Дорога проходила через плывуны, в которых нога вязла по колено, а когда нас накрывал дождь, идти было совсем невмоготу. В течение летнего полевого сезона мы побывали на этом озере трижды. Озеро имело форму вытянутого овала, размером 1200 на 400 метров. Береговая линия извилистая, местами отвесно-скалистая, кое-где отлогая. В первый такой поход добились большого успеха: охотники подстрелили несколько крупных гусей, а рыбаки наловили полный геологический рюкзак гольца. Я ловил, как и в первый раз, на вращающуюся белую блесну, и очень успешно. К концу дня погода стала портиться, небо заволокло тучами, с моря подул сильный ветер, начал накрапывать холодный дождь. Мы отправились в обратный путь. В то время экипировка, даже у геологов, оставляла желать много лучшего. Нас оснащали тяжелыми брезентовыми плащами, которые воду держали плохо и быстро промокали. При сильном холодном, пронизывающем ветре, проваливаясь по колено в плывунах, связав гусей по два за головы и перекинув через плечо, взвалив за спину рюкзаки с гольцом, превозмогая усталость, мы шли по направлению к лагерю. Температура воздуха была близка к нулевой. Закоченеть нам не давали энергичная ходьба и радость от результативной охоты и успешной рыбалки. Рядом со мной шла молодая девушка, без пяти минут молодой геолог — Неля. Она шагала широким шагом, как мне показалось, как-то машинально. Я окликнул ее, она не ответила. Каково же было мое удивление, когда я понял, что она просто спит на ходу. Это произошло от усталости и чрезмерного напряжения сил. Невольно вспомнилось, как во время Великой Отечественной войны российские солдаты спали на марше во время больших переходов, после многих бессонных ночей изнемогая от усталости. К концу дня, обессиленные, мы добрались до лагеря и сбросили с себя драгоценный груз. Один раз мы отважились пойти на Гусиное озеро вдвоем с приятелем и тоже страстным рыболовам — Юрой Левиным. Когда мы подходили к озеру, как-то внезапно стала портиться погода. На Вайгаче погода может измениться в считанные минуты. Ветры достигают такой силы, что один раз во время урагана в лагере завалило и потащило по тундре несколько хорошо закрепленных и поставленных на дощатый каркас геологических палаток, а унесенные ветром большие десятиместные американские резиновые лодки на следующий день мы разыскивали на вездеходах по всему острову. Озеро волновалось, свинцовые волны накатывались на берег, разлетались брызгами. У одного из скальных уступов я все же умудрился сделать дальний заброс, послав блесну метров на 70. Стал с натяжением, через волну, крутить "ленинградскую" катушку. В то время это были, пожалуй, самые лучшие отечественные спиннинговые катушки. И сердце мое забилось, когда я почувствовал сильный удар и на леске "повисла" крупная рыба. Пять минут борьбы — и крупный голец, около четырех килограммов весом, был вытащен на каменистый берег. Мы были вознаграждены. Более крупных гольцов ни мне, ни моим друзьям на Вайгаче ловить не удавалось.