По перволедью всякое бывает.
Вячеслав Белых, г. Нарофоминск.
Российская Охотничья Газета №51 ( 17 декабря 2003 г. )

Зима припомнилась. Наступил уж ноябрь, а за окном - начало октября. Бывало, на ноябрьские праздники мы уже сидели на льду. А тут... И все же поехали, поддавшись натиску долгожданных заморозков, под Гагарин на Яузское водохранилище. Аккурат 8-го ноября. Некоторые, в том числе и я, не верили, что на водохранилище будет лед. Но поехали, на авось... Примчались затемно, скромненько встали метрах в ста от воды дожидаться рассвета. Тишина, ни ветерка - водохранилище стеклянное в лунном свете... Рассвело, ветерок заиграл. Вышли к берегу. О, Господи! Белые барашки резвятся от берега до берега! После угрюмой паузы полился поток предложений: там есть пруд, здесь озерцо - они уж замерзли... Обсуждая, поехали на заправку через Карма-ново. На автобусной остановке стоит одинокий мужичок. Решили его подбросить. Разговорились, оказался рыбак, и внес он радость в рыбацкие души: «Лед есть на канале!» В деталях объяснил дорогу туда. Детали - деталями, но отправились мы в неизвестное! И матюки желавших ловить на любом худосочном «жабовнике», лишь бы рядом с магазином, обострили атмосферу до весьма ершистой. А тут еще дорога, вернее, почти полное ее отсутствие. Как мы ехали!.. По ухабам и колдобинам вдоль канала, который соединяет два водохранилища. Колея шла верхом, по насыпной гряде бугров, оставшихся после рытъя русла. Естественно, передвижение это вытрясало только «теплые пожелания». Раз чуть не пошли пол откос, в канал. Но наш испытанный «проходимец» ГАЗ-66 выдюжил! Наконец прибыли. Да, лед есть! Правда, в месте соединения канала с Гжатью темнеет обширная полынья. Высыпали из автобуса. Оптимисты далеко не пошли: «Время уже много, некогда болтаться, будет брать и здесь». Скептики же потопали «за горизонт»: «Только там удача!» Я остался у полыньи. Через час ловли на мормышку стало ясно, что под нами в наличии только «спичечный» ершик. От нечего делать стали заряжать ими жерлицы, благо - местный выставил их несколько десятков! Солнышко греет, снежок блестит! Хорошо! Да только не клюет братия подводная... Народ на льду становится общительным, когда делать нечего. Разговорились со смоленским, который к этому времени уже зарядил свою колонну жерлиц: «Каждый год по перволедью я здесь! На уловы ни разу не жаловался. Конечно, не магазин, бывают и неудачи, но чаще -везет. Видишь, жерлицы у меня летние, много места они в рюкзаке не занимают. Прутики ломаю тут же, на них развесил рогульки - и жди, когда флажок с нее упадет!» В разговоре внимание привлекали его зубы. Два ряда сверкающих железок! Заметил мой интерес: «А зубы свои я тут же, недалеко, потерял. Да-а... тогда неделя как вернулся из армии, в погранцах был. Как раз перволедок, я -сюда. Вышел поутру к берегу, а метрах в ста две черные точки торчат изо льда... Присмотрелся.. Господи, головы! Кровь шибанула в башку! Кричу - не отвечают, но шевелятся! Сбросил верхнее, валенки - и вперед. Веревки нет, за ветками далеко... Не дошел я до них метров десять, обломился в воду, враз обожгло всего. Луплю руками, проламываю лед к ним. Рты разевают, хрипят. Наконец добрался. Видно, так задубели, что меня даже не хватают. Чего им говорил - не помню, орал что-то. А они молчат. Одного смог протащить по пролому до крепкого, уж и не помню, сколько раз с головой под воду уходил, когда ногу его на лед закидывал. Вывалил все-таки из воды. Поворачиваюсь за вторым... Да только одни льдинки позванивают в полынье... Никого! Не успел.. Эх-х, заглотало мужика перволедье!.. Вот и стали у меня зубы после того купанья вываливаться. Доктор сказал, от длительного переохлаждения. Смотрю, как ваши елозят по краю промоины - так меня льдом и обжигает!» Посмотрел и я на черную полынью - никакой рыбы не надо. Головы мокрые среди ледяного крошева - в, глазах стоят. Мысли мрачные разогнал горестный вопль: «Откусила поводок, тварь брюхатая!», и - началось! Посмотрел на часы: полдень почти. Жерлицы близко стоят, слышно: «Фрр-р-р!» - рванула катушка по нервам. Подхожу, смотрю: мотает вовсю! Теперь - загадка выбора: в подсечке ведь надо и не поспешить, но и не опоздать. Большинство ждет остановки, делает паузу на заглот и потом уже подсекает. Но если ловишь на тройники, то лучше не медлить, а то уколется, и сразу выплюнет. А еще есть любители подразнить: при неподвижной катушке выбирают слабину лески и подергивают. Это добавляет аппетита и провоцирует хищника к активному заглатыванию, после чего следует удачная подсечка, но не всегда. Тогда - букет пожеланий! Я давно ставлю только двойники, поэтому спокойно жду остановки. Наконец свершилось. Потихоньку, как минер, выбираю слабину, натяжку уже ощущаю - и тут подсекаю. Леска запружинила! Быстрый перехват, но что-то свободно идет. По инерции выбираю еще несколько метров, останавливаюсь... Рывок! Почти падаю на колено, но леску не теряю, а даю ей с усилием уходить в лунку. Запас-то есть! Пора бы остановиться. Наконец! Упругие подергивания продолжаются, но я уже начал вываживать, метр за метром. Ногой сдвигаю снег в лунку, становлюсь на колено. Выбираю леску, выбираю... Долгожданное грузило появляется и тут же исчезает опять в воде после мощного рывка. Не хочет «зубастая» вылезать из воды. Еще рывок! Но я уже уверенно вываживаю. Забывая в азарте все, сую руку в ледяное крошево, удачно миную щучьи зубы, подхватываю. И вот зелено-пятнистая торпеда хищно змеится у ног. С полем! Килограмма три есть! Оглядываюсь, ищу очевидцев успеха. Но им не до меня. То тут, то там вспыхивают флажки, иногда сразу по два! Крики, беготня: «Подсекай! Чего ждешь? Вон чья горит? Упустил!..» Бегать приходится не только к жерлицам, но и под берег за живцами. Запасы кончились, и ершишки, а их поймать еще надо, в спешке пересаживаются с мормышки на щучьи «самоловы». Часа через два около наиболее удачливых выросли горки из мороженой щуки. Попадалась в основном на 1-3 кг. Меньше всех поймал местный на кучу своих летних поставух. Он только крутил головой и бурчал вполголоса при очередной поклевке у нас. И то! Избуравили весь канал, умудряясь с риском ставить жерлицы даже вдоль самой кромки льда! При этом на нос - не более 10 жерлиц, а у него около сотни. В конце дня приплелись те махровые пессимисты, что не поверили в удачу около полыньи и безуспешно протопали километровые маршруты. Их вытаращенные глаза и открытые изумлением рты от увиденных уловов добавили сладости в наше настроение. Собрались, подсчитали трофеи: на 19 человек поймано 108 щук! Я был вторым со своими пятнадцатью, а победитель, «щучий ас» Володька Шиморин, восседал на мешке с двадцатью одной! На обратной дороге никто не вспоминал утренние раздоры. Всех поглотило буйное обсуждение и такой успех каждый «скромно» считал плодом личного мастерства, но никак не уникальным свойством места. И только много позже мы узнали, что рыбачили на зимовальной яме, которую Рыбинспекция впервые за последние годы открыла для рыбаков-любителей.