Награда за настырность.
Борис Егоров.
Российская Охотничья Газета №51 ( 17 декабря 2003 г. )

Довелось мне с семьей в середине семидесятых годов провести отпуск на Азовском море в пансионате между тогдашним Ждановым и Таганрогом. Двухэтажный дом из железобетонных панелей стоял над обрывом к морю на окраине большого села. С севера - раскаленная июльским солнцем степь, с юга, под кручей, - узкая полоска песчаного пляжа. И мелководье. Чтобы пупок водой прикрыть, приходилось пройти от берега метров сто, не меньше. Жена с сыном и дочерью очень радовались теплой мутной воде, а я заскучал на третий день. Из всех развлечений в пансионате только волейбол, городки, прогулочные лодки, которые получить было почти невозможно, да водные лыжи для подготовленных. С этим спортом я не знаком до дня сегодняшнего. Отдушину от распорядка я нашел себе сам. Вместе с сыном бродили по селу. В школьном саду собирали дикие абрикосы, лакомились шелковицей. Сын подружился с теленком - «бычком-белобочкой», как он прозвал его, который гулял на выпасе при входе в село. Угощал его хлебом и свежей травой. В середине отдыха для желающих была организована экскурсия в Таганрог. Основная часть времени посвящалась музею А.П. Чехова. С интересом прослушали лекцию о подробностях жизни великого русского писателя. В последующем коротком знакомстве с городом с сыном зашли в магазин спортивных принадлежностей и увидели у прилавка молодого москвича из нашей группы, выбиравшего двухколенную удочку.
- Пап, купи и мне такую Же, - попросил Олег.
- Купите, - улыбнулся Сергей, - может быть, лодку выпросим.
Тут же и спланировали с ним рыбалку на завтрашнее утро. Со сторожем вечером пошел договариваться я. К удивлению, он быстро согласился выделить нам лодку с рассвета до девяти утра. Отдал ключи от замка и весла. С трудом обзавелись червями, выпросили в столовой два ломтя хлеба. Договорились с Сергеем встретиться на восходе солнца. Южное лето даже ранним утром не приносит свежести. Росы на траве нет. На море полный штиль. Температура воздуха за двадцать градусов. Кругом цикады стрекочут. Петухи в селе усилили нестройный хор. На выгоне коровы устроили бурную перекличку. Энтузиасты из отдыхающих, поддерживающие спортивную форму, побежали трусцой по песчаной полосе. Отомкнул лодку, весла приладил. Сижу жду. Проходит пятнадцать минут, двадцать. Нет моего компаньона. «Ну что же, кто не успел, тот опоздал. Наверное, жена молодая не отпустила». Посмотрел с досадой еще раз в сторону здания и легонько оттолкнулся веслом от причала. Пока сидел в лодке, сориентировался, куда плыть надо. Справа, метров за пятьсот от берега, уже стояли три рыбацкие лодки с расстоянием одна от другой метров в сто. «Около них и встану, вероятно, это рыбное место». Так и сделал. Не доплыв до ближайшей лодки принятое расстояние, притормозил и сбросил в воду заранее приготовленный тяжелый камень на капроновом шнуре, предназначенный служить якорем. Глубина составляла около трех метров. Размотал свою нехитрую снасть, забросил за борт и сосредоточил взгляд на поплавке. Минут двадцать просидел в бездеятельности. Начал наблюдать за соседями. Те тоже сидели, как статуи. Уже сомнение зародилось: "Прав Сергей, не надо было вставать в такую рань". Резкий рывок чуть не вырвал удочку из расслабленной от ожидания руки. Поплавок нырнул под воду и пропал. Леска замоталась на всю длину в разные стороны. «Судак, не иначе», -мелькнуло в голове. Начал осторожно, но уверенно подваживать рыбину. «Подсачека нет, выдержит ли леска?» Рыба выскочила из воды и затрепыхалась в воздухе. Скорее перенес ее в лодку. Совсем не судак, а тарань граммов за двести. Не мешкая, насадил червя и опустил снасть за борт. Сильный тычок последовал тут же. В считанные секунды точно такая же тарань трепыхалась на дне лодки рядом с первой. Третья! «Стая подошла, торопитесь». Пошла работа, как на конвейере. Подсек, отцепил, насадил. Опять подсек! Увлекшись подвалившим счастьем, утратил бдительность. Потянул рыбу, ушедшую под лодку, и остался без поплавка. Сорвало днищем или килем. "Некогда раздумывать, что делать? Второго все равно нет. Приспосабливайся к новым условиям». Начал ориентироваться на вибрацию удилища, поводку лески. Темп добычи снизился, но оставался все еще приемлемым. Сколько прошло времени в этой суматохе, сказать затрудняюсь. Только всему настает конец. Поклевки стали все реже и реже и наконец прекратились. Перевел дух. Посмотрел на соседей. Они пребывали в тех же позах. «Интересно, пережили ли они такой бум, как я?» В это время с западной стороны берега послышался гул мощного лодочного мотора. «Казанка» быстро приближалась. Резко остановились у ближайшего к ней рыбака. Причалила вплотную. Минуты две пообщались, опять взревел мотор и лодка переместилась к следующему рыбаку. «Рыбнадзор, наверное, а я не удосужился поинтересоваться о правилах рыбной ловли в этих местах. Что же теперь будет?» Со стороны «свидания» слышался разговор на повышенных тонах. Слов разобрать я не мог, но чувствовал, что пришелец выражает неудовольствие. Следующий визит должен состояться ко мне. Начинаю прокручивать разные варианты ответа. Вот инспектор поднял бинокль и глянул в мою сторону. Я спокойно и уверенно смотрел ему в оптику. Что лежит на дне прогулочной посудины ему, вероятно, видно не было, а рассмотрел он не приспособленного к рыбалке человека, с примитивной снастью - по всем статьям дилетанта. «Только время с ним терять, что он поймать может». Двигатель вновь всхрапнул и погнал лодку к последнему участнику. Я, от греха подальше, начал тут же собираться «домой». Вытянуть камень оказалось непосильно. Пришлось отвязать его и оставить на дне моря. Приблизившись к пирсу, рассмотрел на нем Сергея. Через минуту он с черной завистью рассматривал мои трофеи.
- Чего же ты не пришел? Ждал тебя, ждал...
- Жена не отпустила.
- Ну, я так и подумал.
- Может быть, после завтрака еще раз сплаваем?
- Поедем, если с лодочником договоримся. Заодно о правилах рыбалки узнаем. Кого ловить и сколько можно? Только такого клева вряд ли дождемся.
Но второй выезд ни в тот день, ни в последующие, до конца пребывания, так и не состоялся. Собирая рыбу в авоську, я посчитал ее. Двадцать семь одинаковых, как калиброванных, тараней. После завтрака сходили с сыном в местную аптеку - купили марлю. У коменданта выпросил на два дня таз для засолки. Благополучно, без опарыша, завялили в тени на балконе. Возвратясь домой, привез с собой жирную, ароматную, цвета янтаря под кожей, нежную азовскую рыбу, так зовущую к свежему пиву.