На глубине.
Алексей Горяйнов.
Российская Охотничья Газета №2 ( 07 января 2004 г. )

Известно, что большая рыба ищет, где глубже. Если в водохранилищах в начале ледостава рыбалка нередко бывает добычливой на мелководных прибрежных участках, то с увеличением толщины льда большинство рыб отходит на большие глубины. В январе, феврале и первой половине марта результативно ловить крупную плотву, окуня, подлещика, щуку - наиболее популярных у рыболовов-зимников рыб - можно только там, где глубина превышает 3 - 4 м. У мелководной береговой линии в это время попадаются лишь некрупные плотва, окунь, подлещик, ерш, густерка и др. Почему это происходит? Конечно, в первую очередь из-за того, что на глубоководье наиболее благоприятный температурный режим; во-вторых, отмирающие в береговой зоне водоросли постепенно вызывают нехватку кислорода, в-третьих, на глубине лучшая циркуляция воды. Но все это больше относится к периоду глухозимья. Ведь для рыбы мелководная зона привлекательна тем, что здесь еще длительное время с установлением ледостава остается хорошая кормовая база - всякие личинки, рачки, пиявочки, нимфы живут и развиваются по большей части не на очень большой глубине. Но дело не только в перечисленных трех факторах, особенно если говорить о часто посещаемых водоемах. Уже осенью крупная плотва, окунь, подлещик собираются в достаточно большие стаи и перемешаются по глубинным участкам водоемов в поисках корма, иногда выходя на мелководье. Однако крупная рыба очень осторожная и малейший шум заставляет стаю переместиться на глубину. Я несколько раз наблюдал, как перед ледоставом большие косяки очень крупной плотвы выходили на просматриваемое до дна мелководье в поисках корма и мгновенно разворачивались, как только неподалеку появлялся рыболов с удочкой. Естественно, что когда водоемы замерзнут, треск льда или другие шумы, которые хорошо передаются под воду, заставят отойти ту же плотву подальше от берега. К тому же, крупная рыба не боится хищника и на глубине, где мало укрытий, она все равно себя чувствует комфортно. А мелкой рыбе у берега легче спрятаться от хищника, и пока будет более-менее сносный кислородный режим в береговой зоне, она будет держаться здесь.

Окуня мы относим к хищникам, которые любят укрытия, но в щучьих водоемах перспективные места его ловли, в коряжнике и у водорослей, в начале зимы бывают заняты зубастой. Окуню приходится ретироваться на более чистые участки, в частности, на глубину. Такое можно наблюдать на Рузском водохранилище в районе высоковольтки, где средний и крупный окунь стоят за коряжником на глубине 4,5-6 м и, очевидно, охотятся на мелкую плотвичку и окунька, которые, не выдержав соседства щуки, выскочили из коряжника. Но это не главное. Для успешной ловли на глубине важно найти участок с хорошей кормовой базой на дне - тогда ловля разнообразной крупной рыбы обеспечена. На той же Рузе за коряжником грунт богат иловыми отложениями, в которых много мотыля и прочих водных личинок. Здесь дно предруслового стола изрыто лудами, ямками. К тому же, неподалеку находится русло, урезы которого местами покрыты колониями ракушки дрейссены. Поэтому кроме окуня на этом участке нередко попадаются хорошая плотва, подлещик, а порой и крупный лещ - эти рыбы в начале зимы активно перемещаются с русловых бровок на предрусловые столы. Также дело обстоит и на Яузском водохранилище, где хорошего окуня, плотву, подлещика, а порой и леща можно ловить вперемешку на изрытых, слегка заиленных предрусловых участках. Взять Рыбинское водохранилище - и там та же картина: крупную плотву и окуня чаще всего находят на русловых бровках или рядом на столах и поливах подпруженных рек - Сити, Себлы и других, чаще всего ближе к месту впадения в водохранилище. Обычно я обнаруживал хорошие места для ловли крупной плотвы и окуня там, где имеется изгиб подводного русла, где есть каменистые гряды или отдельно стоящий коряжник. На незнакомых водоемах подводный рельеф приходится выяснять путем тщательного промера глубины при помощи глубиномера, но, кроме того, визуальный осмотр местности может сказать о многом. На Рыбинке я находил перспективные глубины ниже слияния рек, у мест выхода из каналов. На Рузском водохранилище есть места с глубинами 6-8 и более метров прямо под отвесными высокими берегами. Обычно на этих участках угадывается поворот подходящего близко к берегу русла затопленной реки. По обнажению пород здесь легко определить состав донного грунта. На тех же Рузском, Вазузском и Яузском водохранилищах есть выходы каменисто-суглинистой почвы в местах подмыва течением (чаще это приустьевые участки впадающих речушек), где легко прослеживается наличие на дне каменистых гряд. Соответственно, на слабом течении в камнях будут накапливаться небольшие иловые наносы с различными личинками, что привлекает рыбу.

Еще один пример - капризная, но очень популярная в силу своей доступности, Цимлянка. Уже, продвигаясь от станции “Ока”, вы будете встречать засилие рыболовов у берега, которые во всю “давят” мелкого окунька. Есть, правда, пара мест вблизи станции, где в начале зимы на относительно небольшой глубине можно поймать хорошего подуста, но это экзотика... В основном те, кто хотят поймать крупного окуня, плотву, подлещика, густеру, сверлят лунки на выходе из протоки, соединяющей Цимлянку и Оку. А что здесь? Да та же картина - глубина 5-6 м, а слегка заиленное дно изрыто, т. е. близлежащие участки ловли имеют перепады глубин в районе метра. Плюс здесь наблюдается легкое течение, которое не позволяет застаиваться облаку мути, когда рыба “роет” корм на дне. То же касается и упомянутых выше водохранилищ -там, на перспективных глубоких участках, везде есть небольшое течение. Но затоны и старицы рек, даже не такие большие, как Цимлянка, имеют еще один плюсик для ловли в начале зимы. Бывает, что быстрые реки, к которым относится и Ока, не могут покрыться льдом чуть ли не до середины зимы, в то время как на затонах и заливах уже устанавливается прочный надежный лед. В этот период мирная рыба, пугаясь звуков плывущей по реке ледяной шуги, ищет спокойной жизни в глубоководных старицах, заливах, затонах - здесь подо льдом давно другая, зимняя размеренная жизнь. В связи с этим, на тиховодных участках может концентрироваться большое количество крупной рыбы, которая начинает активно брать. Что касается снастей для ловли на глубинах, превышающих 5 метров, то туг можно применять как поплавочную, так и кивковую оснастку. Крупная рыба, как правило, берет насадку более осторожно, поэтому мормышка должна быть очень маленькой и способной быстро доходить до дна (особенно это важно при хорошем клеве. Здесь, конечно, незаменимой будет небольшая вольфрамовая мормышка. Но для капризной рыбы и такая мормышка бывает тяжела. В этом случае нужно применять тандем маленьких свинцовых мормышек. Есть и другой вариант. При очень большой глубине ловли нижняя мормышка может быть тяжелая (большая свинцовая или небольшая вольфрамовая), а выше на коротком, 3-4 см, поводочке тогда привязывается самая маленькая свинцовая мормышка или вовсе только небольшой крючок. При ловле леща и подлещика иногда бывает достаточно средней или тяжелой свинцовой мормышки, снизу покрытой латунной оболочкой или без таковой. Она может быть выполнена в виде конуса, капельки, чечевицы, плоской букашки и т. д. - желательно округлая или слегка приплюснутая. Цвет и форма маленьких и средних, как свинцовых, так и вольфрамовых мормышек подбирается экспериментальным путем. Чаше всего крупные плотва, окунь, подлещик, густера, сопа, попадаются на "муравья", “дробинку”, "капельку", “уралочку”, тоненькую слегка изогнутую “личинку”, а также на вертикальные мормышки, типа “универсальная”. Их цвет на глубинах свыше 5 м уже решающего значения не имеет. На меньших глубинах, как известно, в пасмурную погоду лучше ставить более светлые мормышки и, наоборот, в солнечную - тусклые. Кстати, при ужении на глубине удочка нередко отличается только наличием на ней кивка или поплавка (катушка, делающая снасть мобильной, желательна). Так, поплавочники нередко оснащают свои орудия лова уже описанными выше мормышками, а любители кивковой ловли могут использовать совместно с кивком оснастку поплавочной удочки, например, крючок ниже дробинки-грузила. Особенно это хорошо при ловле леща, который поднимает со дна насадку - и тогда кивок выпрямляется. Расстояние от крючка до дробинки не более 5 см. Для малоактивной ловли плотвы у дна лучше всего подойдет такое соотношение частей снасти, когда грузило (обычно я ставлю половинку оливки) неподвижно крепится на конце лески, а крючок с поводком длиной 3-5 см находится выше него на расстоянии 5-7 см. Эта же оснастка предпочтительнее для окуня, поклевки которого зимой становятся очень привередливыми. Пассивность ловли заключается в том, что удильник устанавливают на ножки и лишь изредка пошевеливают насадку, поскольку резких движений мормышки крупная рыба боится. Причем поклевка перечисленных рыб - это часто легкий прижим или подъем поплавка (кивка), во время которого нужно сделать своевременную подсечку. При активной же ловле на гибридную снасть, когда насадка постоянно перемешается у дна или по вертикали, крючок с поводком желательно устанавливать ниже грузила - тогда игра насадки улучшится, да и основная леска не будет отпугивать рыбу. На традиционной оснастке - мормышка плюс кивок, хорошие результаты в глубинной ловле дает применение “чертика”, как с насадкой, так и без таковой. В последнем варианте рыболовы чаше всего используют приманку серого или черного цвета, вытянутой или бочкообразной формы, с различными вариантами крепления крючков и подсадкой на крючок бисера, кусочка пористой резины, кембрика, крошечного кусочка поролона и т.д. Нередко выручает тандем таких приманок. Но в данном случае лучше, если одна из мормышек идет с подсадкой мотыля. Причем мотыль как бы раззадоривает рыбу, а соблазняется она при плохом клеве, как ни удивительно, безнасадочным “чертиком”. Несколько необычным может выглядеть тандем маленькой искусственной мушки, связанной по типу нахлыстовой, и “чертика” с подсадкой на крючки бисера. Однако эта оснастка бывает довольно уловистой при ловле таких рыб, как окунь, хариус, сиг и даже и плотва. Мушка должна быть самых маленьких размеров. Привязывают ее сверху на расстоянии 12-20 см от нижней приманки. Приемлемы модели сухой, мокрой мушки и нимфы. Цвет - серо-черный, бело-серый, бело-черный, зеленоватый, желтоватый, коричневатый, пестрый с красными вкраплениями. При ловле крупных окуня, плотвы, леща незаменимыми бывают “бутерброды”. Рыбе предлагают на одном крючке мотыля и репейника, иногда мотыля и опарыша (как ни парадоксально) и даже мелкого красного червячка вкупе с опарышем. На одного репейника на глубине ловить плохо, эта насадка - удел береговой ловли. А по поводу червя, отмечу, что у меня и у моих товарищей поимки крупного леща, плотвы и окуня часто случались именно на заготовленного с лета навозника. Причем этому обычно предшествовали безуспешные попытки поймать крупную рыбу на мотыля и другие насадки.

Что касается техники игры на мормьшку с насадкой, то на глубине большую часть времени должны занимать плавные, очень аккуратные колебательные движения вблизи самого дна с небольшими перемещениями по вертикали. Иногда положительный эффект дает планирующий спуск мормышки до дна с высоты 1-1,5 м или очень медленный подъем приманки до этого же уровня. Туг следует сказать, что наиболее результативно ловить безнасадочным чертиком на глубине именно методом очень медленного подъема приманки от самого дна. Поклевка в этом случае происходит чаше всего до высоты 3040 см, но иногда и до1-1,5 м. Она нередко ощущается как едва заметный сбой кивка - подсечка при этом должна быть мгновенной.

Прикармливают крупную рыбу на глубине обычно смесью мелкого мотыля и частиц растительного происхождения. Иногда достаточно бывает прикормки -мотыль плюс панировочные сухари, но там, где рыба вкусила разных прикормок, которых нынче в магазинах изобилие, предпочтение следует отдавать смесям-новинкам. Если на участке ловли вас докучает ерш, кормить нужно только растительной смесью. Понятно, что леща и другую крупную рыбу следует кормить затемно, сразу “зарядив” несколько лунок, просверленных на расстоянии от 5 до 20 м друг от друга. Обычно я прикармливаю 5-6 лунок, и если в процессе ловли, появляется необходимость прикормить лунку снова, то кормушку открываю, не доведя ее 1-2 м от дна, иначе лещ и другая осторожная рыба, испугавшись постороннего предмета, отойдет надолго. У горла Цимлянки и тому подобных мест, где есть достаточно ощутимое течение, кормушку опускаю в луну, просверленную в 0,5-1 м выше по течению. Иногда при хорошей вымываемости корма (например, если беру кормушку с большими отверстиями), есть смысл оставить емкость с кормом на дне не раскрытой. Крупная рыба очень любит, когда корм прибывает не сразу, а постепенно, да и вообще, для нее привлекательно только то, что естественно для данного водоема.