Хотите - верьте, хотите - нет...
Валентин Бородкин.
Российская Охотничья Газета №8 ( 18 февраля 2004 г. )

ОЧКИ СУДАЧЬИ

Иван Иванович, недавно ушедший на пенсию после праведных трудов на бухгалтерском поприще, никак не может что-то найти и чертыхается:
- Черт побери, куда я дел очки? Мотыля не могу насадить!
- Кстати, об очках, - говорит отставной майор Николай Петрович. -Вы. наверное, знаете дядю Костю. Заядлейший рыбак, готовый ехать на рыбалку в любое время суток' независимо от сезона и погодных условий. Все подтвердили, что знают дядю Костю и уважают его рыбацкие достоинства, граничащие с фанатизмом.
- Так вот, - продолжал майор, помешивая и пробуя на вкус варившуюся уху, - обратился он ко мне с просьбой достать ему очки размером 66 мм и желательно двойные: нижние - плюс одна диоптрия, а верхняя часть линзы - на плюс три. Это сейчас легче купить очки, да и то не всякие, а тогда это была проблема, тем более двойные. Сами понимаете, что без очков можно перепутать рыбу и за милую душу влипнуть в качестве браконьера. Тем более, что рыбы почему-то молчат и не выкрикивают свои фамилии перед тем, как на крючок сесть. Я однажды ловил лещей, а поймал осетренка. Ругал я его, ругал, а потом под хвостом ему нашлепал и отпустил, наказав, чтобы больше не попадался. Учитывая плачевное состояние дяди Кости, я пообещал ему помочь, если это будет в пределах моих возможностей. Где я только не спрашивая, куда только не заказывал, но нужных очков так и не достал. Прошел примерно месяц-полтора. Поехали мы с ним на водохранилище. Там выбрали мы места для рыбалки. Я прошел дальше, а Костя расположился ближе к берегу. Рыбалка началась удачно, не успел я и глазом моргнуть, как поймал три подлещика. Вдруг слышу, как Костя кричит и зовет меня к себе. Наверное, думаю, что-нибудь с ним случилось. Подбегаю к нему, а он пляшет на снегу и смеется.
- Что ты расплясался? “Прикупить” меня захотел?
А он показывает мне очки и хохочет:
- Три диоптрии поймал! Наконец-то!
Что за чертовщина? Не чокнулся ли наш дядя Костя? И так это участливо предлагаю ему сесть и отдохнуть. А он знай свое талдычит: - Поймал! Поймал! Три диоптрии!
Оказывается, запустил он снасть в лунку и почувствовал, что клюнуло. Подтянул ко льду и видит судака и что-то блестящее. Взял он багорик, подхватил - и на лед. Смотрит, а судак в очках. Бросил он судака подальше от лунки, взял очки, примерил - нормально. Протер очки, присмотрелся - благодать. И подходят хорошо, оправа отличная, и три диоптрии. Одного мы понять не могли: или судак был подслеповат и пользовался очками, или Костя зацепил очки, а судак в этот момент клюнул и попался вместе с очками. Вариантов можно предполагать много, но не это важно. Главное, что дядя Костя, как говорят охотнички, убил двух зайцев. С тех пор Костя эта очки судачьими называет и бережет их.

ЧЕРТОВА ЩУКА

Интересный случай произошел у нас с Захарычем, как все его называют. Ловили мы на одной речке щуку на блесну. Расположились недалеко друг от друга. Я блеснил без особого успеха. На небольшую ушицу, правда, набралось, но я решил перебраться на другое место. К тому же я слышал, как Захарыч частенько ругался, и подумал, что у него дела тоже не блестящие. Подошел к нему.
- Чертовщина какая-то, - говорит он, - Берет хорошо, а улова нет. Пятая блесна оборвалась. Только подведу к берегу, как блесна обрывается. Даже сачком не успеваю воспользоваться, когда надо. Последняя блесна осталась.
Бросает Захарыч блесну, а я смотрю, что дальше будет. Вижу, дергает -есть что-то. Тянет леску, а у самого руки дрожат. Вижу, как щука метнулась. Захарыч отпустил леску, затем снова потянул. Я схватил сачок и подцепил щуку. Она каким-то образом выскочила из сачка, тело ее около полуметра длиной шлепнулось на берег. Захарыч к ней метнулся, зацепился за какой-то сучок, упал. Щука подпрыгнула и полетела в воду. У Захарыча осталась только пустая леска.
- Последнюю блесну оборвала, сволочь. Не жалко, что ушла, жалко блесну, посеребренная была, и последняя. Вдруг из воды выпрыгивает на берег щука, выплевывает блесну и снова уходит в воду.
- Черт это, а не щука, - с каким-то неприятным акцентом говорит Захарыч, глядя на воду и блесну.
Поднял он блесну, собрал снасти и пошел разводить костер. С тех пор Захарыч щуку не ест. Спросите его, и он вам скажет, что паршивей щуки рыбы нет. Она и костлявая, и безвкусная, и он ее даже если поймает, то выбрасывает иди кому-нибудь отдает. И не вздумайте его звать ловить щук! Обидится и разговаривать с вами перестанет. А я подозреваю, что у него просто бракованная леска попалась, а он ее недостаточно внимательно проверил. Но я ему об этом не говорил. Боюсь, что может обидеться. Человек-то он в общем хороший, добрый и прекрасный рыбак.
К тому же... а чем черт не шутит.