Там, в краю далеком... (Начало)
Феликс Смирнов.
Российская Охотничья Газета №10 ( 3 марта 2004 г. )

Воистину велика наша Родина, и сурова, и прекрасна. И кому, как не геологу, открывающему клады земли, приходится первому соприкасаться с девственной природой, с местами, где не ступала нога человека. И очень часто к основным геологическим атрибутам добавляется удочка, а чаще спиннинг. Геологу нередко выпадает счастье ловить рыбу в экстремальных условиях, а подчас в местах, где ее вообще никто никогда не ловил, где она не сталкивалась с хитростями и ухищрениями человека, а такие места еще есть! И где, образно говоря, ловить рыбу можно на любые снасти, где берет она приманку жадно, ничего не боясь, и ловится в любом количестве, без разбора, без привередливости, чуть ли не на консервную банку. К сожалению, таких мест остается все меньше и меньше. На нашу счастливую долю выпало побывать во всех этих местах и везде, с увлечением, восторгом и любовью ловить рыбу.

ОЗЕРО СЕЙДЪЯВР

Зеркальная гладь красивейшего озера Сейдъявр на Кольском п-ове, о котором крупнейший наш естествоиспытатель академик А.Е.Ферсман писал, что это одно из красивейших мест мира, нарушена тихо плывущей лодкой. Ночь, время -около 23 часов. По всему горизонту протянулась узкая полоса лимонно-желтого цвета, удивительно яркая, все, как на замечательных картинах Рериха. В лодке два человека. На веслах сидит наш экспедиционный художник - Володя Федорович, на корме - один из авторов статьи. Не спеша разматываю дорожку и опускаю в воду колеблющуюся двухслойную медно-латунную блесну, величиной около 6 см, весом 35 г. Лодка убыстряет свой ход, стравливаю леску диаметром 0,6 мм, блесна заглубляется, а затем идет примерно в метре от дна. Поклевки кумжи очень характерны. Первая поклевка очень осторожная, это мы замечали не раз. Рыба как бы изготавливается к основной атаке на убегающую блесну. Спустя считанные секунды происходит основная хватка - резкая и уверенная. Вот сильная поклевка, и на блесне с острым тройником начинает сопротивляться крупная рыбина. Упирается кумжа отчаянно, лодка почти останавливается. Вскоре после заглота блесны, еще далеко от лодки, рыба внезапно высоко выпрыгивает из воды, демонстрируя свое могучее стройное тело. Зрелище это незабываемое. Кумжа прыгает чаше вертикально, делает так называемую свечу, подпрыгивает на 1-1,5 метра над поверхностью, плюхается в воду, а затем через несколько секунд повторяет акробатический номер. И так до трех-четырех раз. Заметно ослабевшая, но еше не испугавшаяся, она дает подвести себя к лодке. И вот тут-то разгорается настоящая борьба. Кумжа очень пугается лодки, начинает кружиться, уходит под лодку, бросается то к одному, то к другому борту и в итоге, окончательно ослабевшая, с помощью острого багорика оказывается в лодке. Красивая, стройная рыбина длиной до 80 см. Поймав три-четыре кумжи, возвращаемся в лагерь уже за полночь, имея богатый улов и незабываемые редкостные впечатления. Кумжу мы в большом количестве солили, заворачивали в плотную бумагу от крафт-мешков, перетягивали бечевой и развешивали внутри палаток. И, конечно же, варили уху или жарили большими кусками на огромной сковороде на костре. Когда рыбы было слишком много, то еще в процессе ловли отпускали ее в подводное царство. В те времена такое понятие, как браконьерство, полностью отсутствовало. В окрестностях озера Сейдьявр мы обнаружили маленькое заброшенное, первозданное озерцо, в котором водились огромные щуки. Озерцо это густо поросло растительностью и при неверном забросе блесны легко было потерять ее, запутав леску в траве и кустах. Метрах в тридцати от берега я разглядел узкую протоку чистой воды, в которую и послал первую блесну. Когда я начал подматывать леску, блесна была тут же схвачена огромной щукой. Спиннинг изогнулся в крутую дугу и того и гляди готов был сломаться. С немалым трудом я подтащил щуку к берегу и с помошью длинного багорика вытащил ее на берег. Щука стала извиваться, подпрыгивать, а когда она раскрыла пасть, я увидел устрашающие ряды острых зубов и невольно отскочил от нее. Высвободить блесну было делом нелегким, в ход пошли валявшиеся под ногами палки. Поймав в течение получаса четырех щук, мы с трудом дотащили их до лагеря. Все щуки были метровой длины и весили не менее 10 кг каждая. Когда мы стали потрошить одну из гигантских щук, то в животе у нее обнаружили небольшую щучку в 20-25 см длиной. Стало ясно, что от голода щуки съели всех своих детенышей. Однако нас, по неопытности, уже ждало разочарование и своеобразное наказание за большой улов. Есть щук оказалось нельзя, их мясо было "деревянным" и совершенно безвкусным. Так и погиб наш рекордный улов, так как скормить его было некому.

НА ПАЙ-ХОЕ

Пай-хой - хребет на Югорском п-ове, самая северная оконечность Урала. Вездеход натруженно карабкается все выше и выше вдоль левого каменистого берега небольшой речушки - правого притока реки Силова, впадающей в реку Кара. Чтобы не пропустить ничего, мы пытаемся пробраться как можно выше вверх по течению, чтобы спустить на воду резиновую лодку - трехсотку и начать сплавляться на ней вниз по течению, до самого лагеря. Спиннинги наготове. Сердце замирает от радости, что-то нас ждет?! Отвязав лодку и сняв снаряжение, я не удержался, чтобы не забросить в бурлящую воду мою универсальную северную блесну - белую никелированную вращалку. Первый заброс оказался холостым, но уже при втором забросе, более точном, блесну схватила большая рыба (оказался полуторакилограммовый хариус). Из-за гор выглянуло солнце, и мы поспешили спустить лодку на воду, и, поудобней усевшись в ней, начали сплавляться в низовье. В руках были спиннинги с висящими на леске 0,4 мм белыми вращающимися блеснами. Чтобы не мешать друг другу, забрасывать стали в разные стороны от бортов лодки на расстояние не более 10-12 метров. Поклевки следовали, за редким исключением, после каждого заброса. Похоже, что за лодкой увязалась стая рыбы, все время увеличивающаяся. Хариус весом до 0,5 кг, а нередко - до 1 кг, хватал блесну жадно, иногда у самой лодки, которой он, судя по его поведению, совсем не боялся. Пойманную рыбу бросали прямо на дно лодки. На одном из плесов, когда лодка двигалась довольно медленно, я почувствовал, что блесну взяла какая-то очень крупная рыба. Спиннинг из клееного бамбука согнулся в дугу, леска натянулась до предела, лодка замедлила ход. Я пытался крутить катушку, но не тут-то было. Сопротивление рыбы было слишком велико. Увидев, что происходит, Костя схватил весла и стал грести к берегу. Как только лодка ткнулась в отлогий берег, я, удерживая спиннинг и несколько ослабляя натяжение лески с помощью поставленной на тормоз катушки, молниеносно выпрыгнул из лодки. Ошутив под ногами твердую почву, стал действовать более уверенно и осторожно, соблюдая все правила вываживания крупной рыбы. Сопротивлялась она долго, делая резкие рывки то в одну, то в другую сторону, утаскивая леску на глубину, но вскоре ослабела, и через некоторое время на берегу забилась пятикилограммовая рыбина. По всем признакам (форме, расцветке, красивому "павлиновому" спинному плавнику) это была палия. Следует заметить, что палия - типично озерная рыба, и случай ее поимки в реке - явление крайне редкое. Хариус снова собрался вокруг лодки - то ли из любопытства, то ли надеясь получить бесплатное питание, и продолжал ловиться с неменьшей интенсивностью. Когда во второй половине дня мы доплыли до места впадения в приютившую нас р.Силову, вся лодка была заполнена хариусом. Рыбу выгружали ведрами. Часть пойманной рыбы была отправлена в лагерную столовую, большая часть, после предварительного посола, развешивалась гирляндами между палаток для вяления. Однако река Силова готовила нам сюрприз и нелегкое испытание на прочность. В один из дней стала резко ухудшаться погода: заморосил дождь, все заволокло плотным туманом, похолодало, задул северный ветер, уровень воды в реке стал повышаться. Вся рыба куда-то ушла и наотрез перестала ловиться. В экспедиции, как назло, кончились продукты. Сколько мы ни хлестали потемневшую воду реки спиннингами, поймать что-либо нам не удавалось. Надеяться на прилет вертолета было бесполезно. Кончились хлеб, мука и крупа - хоть шаром покати, и река - совсем глухая к нашей беде. Выручил "кораблик"! Спустив "кораблик" на воду, мы стали отпускать основную леску и силой течения он стал относиться на середину реки, унося с собой прикрепленные блесенки и мушки. На стремнине течение было значительно сильнее. Какова же была наша радость, когда мы разглядели в 50-70 м от берега характерные всплески. Подтягивая потяжелевший "кораблик" к берегу, мы чувствовали, как ходит на леске пойманная рыба. Три хариуса были сняты с крючков. Несколько раз запустив "кораблик", вскоре наполнили ведро свежей рыбой. Тут же засолили ее и к вечеру собрались на долгожданный ужин. С жадностью ели практически сырую непросолившуюся рыбу, которая показалась особенно вкусной. "Кораблик" кормил всю экспедицию несколько дней. Только на девятый день закончилась непогода, небо стало очищаться от туч, и вскоре мы с радостью услышали долгожданный шум винтов летящего к нам вертолета.