Веселая рыбалка.
Александр Соловьев.
Российская Охотничья Газета №17 ( 21 апреля 2004 г. )

Утренняя зорька прошла успешно - на шестерых были взяты пять селезней и один тетерев. Солнечный день пролетел как-то незаметно, одни ходили рыбачить, другие просто загорали и отдыхали, третьи - объезжали разлив, подбирая новые места для завтрашней утренней зорьки. Отобедали ушицей, отужинали уткой - табака. Стемнело. Все собрались у костра, обсудили сегодняшний день, план на завтра. Вспомнили, что Бывалый не все еще рассказал из своей емкой охотничьей жизни. Андрей, на правах лучшего друга, обратился к нему: “Саняга, вчера ты рассказал про болото, а что ты расскажешь сегодня?”
Бывалый по традиции выдержал паузу, дождался всеобщего внимания, затянулся трубочкой и начал:
“Сегодня я расскажу про рыбалку”.
Все зажужжали: “Да ну, не интересно, опять про трехметровых щук, да про полуметровых лещей загнешь”.
“Нет. Я хочу рассказать про “веселую” рыбалку.
Дело было в 1985 году, осенью. Я, на ЛУНОХОДЕ с двумя приятелями, поехал на Оку, в район села Константинове, в Есенинские места. Приключения начались еще в дороге. Подъезжая к Оке, мы увидели километровую очередь на паром (моста еще тогда не построили). В пятистах метрах стоял второй паром, но очереди на него не было. Мы подъехали к нему, увидели знак “Военная переправа”, прапорщика и двух бойцов. Не останавливаясь, я въехал на паром (мы были в камуфляже, это было нам на руку). Прапорщик попросил показать пропуск. Я достал пропуск в военный городок, где жили мои родители, и показал. Прапорщик козырнул и паром тронулся. Где-то посередине реки он подошел и, извиняясь, спросил: “ Я что-то таких пропусков не видел, это откуда?” “Из Москвы”- был мой ответ. Больше вопросов не было. Переправились, объехали пол-острова (на этом острове, кстати, располагаются летние лагеря Рязанского училища ВДВ), присмотрели место и разбили лагерь.
Расскажу о своих приятелях. Одного звали Игорек - заядлый охотник и рыбак, плотный, крепкий парень среднего роста. Второго звали Димон - тоже охотник и рыбак, но более щуплый, правда, и чуть “слабоват на стакан”. Ребята занялись рыбалкой (наловили живца, поставили донки на ночь). Я накачал лодку и поплыл по старому руслу, прихватив с собой десяток капканов на ондатру. Нашел проходы, кормовые столики и туалеты зверьков, аккуратно расставил капканы и вернулся в лагерь. Вечером отметили приезд, посидели у костра, попели песен и затем залегли в палатку. Утром я встал как только рассвело. Одновременно со мной проснулся Игорек. Димон же храпел молодецким сном алкаша. Мы поплыли проверить капканы. За эту ночь в капканы попались три водяные крысы, ондатры не было. Вернулись к лагерю, Димон еще спит. Решили разыграть спектакль. На все три его донки насадили крыс, причем двух - за губы, а третью - за задницу (одна из крыс ею попала в капкан, когда посещала туалет). Рыбу сняли и припрятали в траве. Тихо вернулись к палатке и нарочито громко стали греметь посудой у костра. На шум из палатки вылез опухший Димон. Мы, также потягиваясь, делали вид, что только что встали. Димон, закурив, сказал: “Надо донки проверить, может, что и попалось”. С серьезным видом мы закивали головами: “Да, и пожрать бы не мешало!”.
Димон подошел к первой донке. Взялся за леску:“Что-то попалось!” Глаза его загорелись и он начал быстро выуживать “добычу”. Показалась первая крыса.
“Что насаживал? Червя?”- спросил Игорек.
“Да. Вот - падла!”. Затем взялся за вторую донку. Тот же эффект.
“ Что насаживал?” - это уже я.
“Тесто со жмыхом”.
“Обнаглели!” - с серьезным видом закричал Игорек.
Дошла очередь до третьей донки.
“Что насаживал?”- спросил Димона я.
“Живца!”
“Ну, это водяные крысы не едят!” -с умным видом изрек Игорек.
Димон стал вытаскивать “добычу”. Когда показалась третья крыса, да еще и пойманная за задницу, тут уж мы не выдержали и стали покатываться со смеху: “Не едят! Не едят! Еще как и чем едят, да еше и с удовольствием!”.
Димон все понял и стал смеяться вместе с нами.
“Иди чисти добычу!”.
И снова взрыв хохота.
“Жрать охота!”.
Так я не смеялся давно, до боли в животе.
С этого дня Димон стал “меньше давить на стакан” и стал вставать вместе со всеми”
Бывалый выбил трубочку о каблук и сказал: “На сегодня все. До завтрашнего вечера”.