Мыши - обманки от Дедушки на ленка и тайменя.
Владимир Одношивкин
orbis_tertius@mail.ru



Как я делал и делаю мышаков.

     Первый мой мышак, на которого я поймал таймешку около 7 кг. был похож на обычную оливо образную пенопластовую болванку, изготовленный без особой выдумки и изобретательности, и более всего напоминающий тогда большой обшитый искусственной шерстью - шубкой поплавок для ловли на всем теперь уже широко известный способ ловли хариуса, так называемую "балду". На создание такого мыша подтолкнули неординарные обстоятельства, свидетелем которых на реке я бывал достаточно часто и неоднократно.
     Во первых, иногда вечером вдруг раздавался необычайно сильный хлопок по моему поплавку хвостом, иногда удавалось разглядеть и огромное вытянутое краснохвостое тело, от чего на берегу судорожно начинали трястись руки и ноги, а сердце начинало трепыхаться раненной птицей где то в районе гортани. Во вторых, несколько раз видел, как плывущая через плесу мышь или белка исчезали после таких громовых ударов в фонтанах брызг. В третьих, разговоры - байки знакомых рыбаков о царе сибирских рыб, таймене. О, эти легенды! Многие из них были бы достойны отдельного повествования... А однажды, но правда очень
давно, был даже свидетелем во многом поучительного и чрезвычайно волнительного события.
     В то время (а это было уже достаточно давно) я только теоретически пожалуй на основании только таких баек и знал о таймене и о способах его ловли. Но вот однажды, сидя вечером у костра с новыми приятелями - рыбаками, с которыми познакомился только что, разделив с ними удобную стоянку на берегу с дровами, плес и харюзовые перекаты, и по этому случаю, вечеряя - сотрапезничая, мы вдруг услышали неоднократные гулкие буханья на плесе. Как будто кто баловства ради кидал огромные камни в воду. "Это таймень! У кого есть мышь? Нет... Ну, не беда, сейчас сделаем.", - запомнилась мне реплика одного из моих новоиспеченных бывалых рыбаков - друзей.
     И что же вы думаете? Прямо на моих глазах такой мышь и был сделан. Часть валявшегося на берегу чекерного троса была размотана, проволока выпрямлена и продета по продольной оси в... сосновую шишку, еще несколько минут ушло на формирование петель, затем прицеплен был случайно оказавшийся у кого то тройник. И все. Мышь был готов! Осталось его просто забросить в нужное место. Что и было сделано весьма скоро. А еще через час - полтора мы уже закусывали ухой из свежепойманного таймеша...
     Все это вместе меня подтолкнуло на проведение целого ряда экспериментов, в результате которых родилась модель, во многом подобная ныне известной мыши от
Дмитрия Кремнева (правда, я тогда, в 90-х годах и не помышлял, что замахнулся тем самым на чьи то авторские права:-) ), за исключением одного обстоятельства. К тому же нос моей модели и не был пробковым. Каплевидная форма мыша была изготовлена целиком из вспененной черной резины, применяемой для герметизации швов в панельном жилищном строительстве. Проверка "в поле" показала эффективность такой модели. Изготавливать такого мыша в моих условиях было чрезвычайно просто. Обладая микро токарным станком по металлу и дереву, и имея навыки в обработке, как тех так и других материалов, выточить семейство мышаков разнообразных калибров было, что называется, делом только времени и техники.
     Иные из них я подвергал экзекуции одевания в одежды из натуральных и искусственных меховых отрезков, иных красил пульвелизатором, к некоторым цеплял хвосты, подклеивал уши и бусинки - глазки, вставлял усы из лески, даже один раз на поперечной оси приделал турбинки из той же резины похожие на лопасти колесного парохода, которые по моим представлениям должны были имитировать движения часто перебираемых лапок плывущего мыша, к некоторым цеплял спереди или сзади нечто вроде пропеллера или турбинки из той же самой черной вспененной резины... Были даже модели с силиконовыми лапами и хвостами - (червями). Многие из моих моделей не хотели или не могли ловить рыбу (может не там или в неурочный час ловил), некоторые исправно отрабатывали возложенную на них великую миссию.
     И все было бы славно, и я возможно и сейчас бы продолжал ловить на них, если бы однажды при изготовлении очередной партии мышей для своих друзей, я не промахнулся, протыкая повдоль уже выточенную заготовку сталистой проволокой, по намеченной центральной оси. Проволока ушла вниз и никак не хотела идти туда, куда я ее направлял. Не помню причину, почему я ее не отбраковал, но я все же захватил ее с собой и... не пожалел. На обычную мышь не брало, а на эту "уродину" за одну ночь подвесились 4 таймешки. Анализ движения мыша днем на струе, на затишках и на плесе показал необычайные ходовые качества уродца. Благодаря смещенной оси он... танцевал. Ну, не то чтобы танцевал на самом деле, но шел по воде не ровно, а галсами, точь в точь копируя движения живой напуганной заблудившейся мыши, или движения колеблющейся блесны, но только не в толще воды, а на поверхности. При этом сама скорость проводки и сопротивление динамичных струй воды диктовали как бы сами собой характер ее разнообразного поведения.

     
Следующие селекционные работы были посвящены выращиванию нового поколения танцующих мышаков, уродцев. В результате искусственно вызванной генной мутации родилась серия мышаков под общим названием "Танцор". Отличий внутри этого вида было несколько.
     К тому времени наметился жесткий и окончательный кризис по вспененной черной строительной резине и пришлось искать качественные ее заменители. Поролон, "пенка" китайских тапок, карематов, и даже коврики для компьютерных мышей... - все шло в ход, включая вспененные материалы мягкой мебели и даже детских мягких игрушек. Последние одно время составляли для меня предмет особого интереса. Моя дражайшая половина одно время меня подозревала даже в супружеской неверности. Успокоилась лишь только тогда, когда я доверил ей тайну своего ноу - хау и показал тайком от нее недавно сделанного нового мышака из такой детской купленной игрушки. На какое то время мое увлечение игрушками стало притчей во языцах в ближайших дамских кругах. Все бы ничего, но... дорого. Очень...
     В конце концов я остановился на белом строительном вспененном жгуте и случайно раздобытом энном количестве черной вспененной резины, которую нашел на месте кап. ремонта и демонтажа части одного реконструируемого дома. Новые русские и не подозревали, какой они мне сделали подарок, затеяв переустройство этого дома под современный офис. Если белый поролообразный жгут после его обточки приходилось обшивать искусственным мехом под общим названием
"Ванька - встанька Танцор", то черную "вспенку" - жгут приходилось только обтачивать на токарном и лишь некоторые детали доводить крупно зернистой шкуркой. Материал для новых экспериментов был найден. Случайность несовпадения продольных осей к тому времени уже вместе со скульптурностью обводов мышака стала программным требованием. Теперь со стапелей моей домашней верфи (в основном) выходят только такие мышаки. Нарушения совпадения (во многом случайные) продольной оси относительно оси продольной симметрии тела мышака позволяют добиваться разнообразных моделей его поведения на воде. От чрезвычайно волнительно - испуганного до почти спокойного, вальяжного.
     
Племя новых мутантов начало расти и размножаться, развиваться. Если Папа Карло возможно и не ощущал себя господом богом, когда строгал своего Буратино, то я же... иногда и почти... Однако, открыв однажды этот "ящик пандоры", я уже не мог остановиться.
     Вспомнив о своих ранешних экспериментальных турбинках и пропеллерах я в конце концов настолько ими озадачился, что вскоре после серии повторяющихся неудач в моем воспаленном мозгу мелькнула совершенно потрясающая, я бы даже сказал, гениальная идея. А что если не привешивать к мышаку спереди или сзади или сбоку пропеллер-турбину, а само тело мыша... взять да изготовить и выточить в виде винта... Архимеда.
     
Эврика! Что и было сделано незамедлительно при помощи токарной обточки и доводки крупно зернистой шкуркой, свернутой в виде круглого напильника по намеченной заранее ножом траектории винта вдоль всего каплевидного тела мышака. Проверочные испытания поначалу в ванной, потом на реке показали ее блестящие ходовые качества. Мышь - вертун, мышь Архимед. Турбо мышь, мышь - шуруп... Наряду с длинными колебаниями новый мышак стал излучать еще коротковолновые колебания, напоминающие движения мелко и часто перебираемых лапок. Как она ловит? Пожалуй, так же как и все остальные, вот только может (странное дело...) почему то чаще ее предпочитают ленки и таймени. Может от того, что ими ловил в тот самый нужный и урочный час, да еще и в нужном месте?

Рецепт изготовления обшитого мыша.

 Могу поделиться своим рецептом изготовления обшитого мыша. Одним из многих, что успел придумать когда то сам. Была такая же проблема, - где взять черную резину.
     Кроме резиновых (черных) уплотнителей существуют еще и белые. У нас, в Красноярске, они продаются в магазинах, торгующих строительными товарами. По виду и своим свойствам напоминает белый поролон. Диаметром сей круглый стержень, безрамерный по длине, около 42 мм. Я отрезаю от этой трубы заготовку около... 100 мм. Это средне-крупный (жирный:-) ) мышь по моей классификации. Далее этот бочонок начинаю обрезать "обскульптуривать" ножницами до получения некоего состояния, напоминающего своими обводами:-) нечто мышинно - белочное (уши, хвосты, лапы игнорирую), но обязтельно с поднятой(!) головой (мышка, когда плывет, она же голову высоко держит, дышать же воздухом надо:-) ).
     Вдоль условной теперь оси бывшего бочонка протыкаю сталистую проволоку ф~1,2 мм (можно и меньше, наверное...). При этом, таким образом, чтобы в районе "кормы" проволока выходила бы по оси бывш. бочонка или чуть (на ~ 5 мм) выше, а вот с другой стороны проволока должна выходить ниже головы, в районе предполагаемой шеи. Обтачиваю крупно зернистой шкуркой фигуру мышака до "скульптурного" состояния (что ж поделать, - нравится эстетика...), хотя этим наверное(?) можно и пренебречь. Формирую пассатижами петли. Теперь наступает самый ответственный момент. Там, в районе "кормы" мышака, снизу (с живота) вырезаю острым ножом не задевая проволоку (как дольку от арбуза) небольшой кусок этого самого поролона по размеру предварительно выполненной свинцовой подгрузки (каждый раз получается по разному, в зависимости от веса и размера желаемой модели).
     Перед тем как действовать далее, подвешиваю крюк-тройник и подгрузку за стержень, проверяю в ванне или в ведре с водой как будущий мышак себя "чувствует" себя в воде. Я обычно в этом(!) варианте "заставляю" мышака наполовину, столбиком, висеть в воде. Когда необходимый баланс достигнут, пришиваю свинцовую подгрузку (ее с этой целью можно продырявить в нескольких местах) к поролону синтетическими нитками, вставив ее на место ранее удаленного куска-дольки поролона. Конечно же стараюсь при этом сделать так, чтобы подгрузка по форме соответствовала бы обводам моей "скульптуры" мыша. Проверяю снова в воде с тройником, и если все нормально (не тонет, а на 1/3 или на 1/2 торчит головой из воды, - по вертикали примерно под 75-60 град. можно и 45), то перехожу к заключительной стадии, - естественно при этом отцепляю тройник:-).
     Из куска ранее купленной искусственной коротко-шерстной шубной ткани (я употребляю как "пегие", так и гладко окрашенные темные заменители) вырезаю кусок ткани таким образом, чтобы его можно было бы разместить не вдоль или поперек, но по диагонали(!) структуры ткани вдоль продольной оси мышака. При этом так, чтобы кусок ткани был бы чуть больше чем сам мышак, чтоб было бы чем зашить "корму". И начинаю зашивать мыша, сначала достаточно грубо, потом притягивая нитками лишние части ткани и тем самым как бы "пеленуя" очень туго мыша в ткань, стараясь сохранить его основные обводы: голову, шею и... все остальное. При этом поролон слегка поджимается. И совершенно не страшно, если промахнулся и иглой с ниткой попал не в ткань, а в поролон.
     Иглой и нитками с ножницами формирую окончательные обводы уже обшитого мыша. Продольный(!) шов располагаю на спине модели. В нужных местах подрезаю бритвой ткань до выхода колец ранее пропущенной проволоки, обшиваю эти места несколькими стежками и... все. Почти. Ножницами для стрижки своей бороды и усов(!) обстригаю осторожненько (чтоб не задеть ниток) лишнюю шерсть (много шерсти, - сильно намокает и становится на забросах тяжелее и при наборе излишней воды от многократных забросов начинает тонуть при подмотке на струе). Обычно я и так всегда отжимаю от воды мышака, здесь же это делаю несколько чаще. Привычка...
     Если все сделано верно, то новый мышак должен проявлять свои свойства примерно так. Благодаря смещенному центру тяжести и поднятой "голове" при проводке он начинает слегка вилять "кормой", длинноволновыми колебаниями в воде привлекая хищника (ленок, таймень, - проверено). Напоминает по движению в воде отчасти игру блесны колебалки. Только в отличие от них идет плавными "галсами" по поверхности, слегка "рыская" при этом из стороны в сторону. Поскольку центр тяжести смещен к низу и к "корме", то на ровной твердой поверхности этот вариант обшитого "Ваньки-встаньки"© :-) всегда переворачивается вниз животом, впрочем, как это и положено Ваньке-встаньке. На воде соответственно тоже.
Уфф. Дописал. Легче и быстрее сделать мышака чем писать про то КАК делать его.

Белки и мыши (переправа). История.

Напомнило. 1983...или 84 год. Уже точно и не припомню. Тогда еще совсем зеленый рыбачек на бескрайних сибирских просторах. Хотя... до того рыбачил и много, но на Русском Севере... Щука, онежский окунь и семга... Удочка. Спининг. Сейчас же я оказался на одном из многочисленных притоков Бий Хема в Туве. Так себе речушка, не более 30-40 метров на плесе, местами же не более 10-20 метров, иногда и того меньше.
     После свершения всех неотложных дел, командировка как никак, вдвоем с таким же ударенным спинингуем и заядлым рыбаком лососятником, замечательным художником - скульптором (в технике национальной древней резьбы по "мыльному" камню агальмотолиту) Дондуком из Тувы, пока все остальные командировочные с самого ранего утра ударяют в жаре по горячей водке под баранину (как то очень незаметно и скоро кончилась еще одна командировочная ночь), незаметно срываемся на его боевом УАЗе на три дня на рыбалку. Дела основные все уже сделаны и мы должны успеть вернуться с рыбалки обратно в Кызыл точно к отлету нашего самолета. О нынешних снастях тогда никто и не помышлял, потому в нашем (его) арсенале бамбуковые и деревянные самодельные спининговые удилища, клинская, Невская, несколько заржавленых блесенок и какие то еще мухи, перепутанная леска, крючки, поплавки... Всю дорогу, естественно, разговоры только о рыбалке в здешних зачарованных местах.
     Наконец, через 8-10 часов Кэмел Трофи по пыльным каменистым тропам - дорогам и мы у воды. Располагаемся, чай, баранина (успели всё же нам засунуть его подопечные друзья - ученики в багажник чуток, приличного размера кусок, этого важного и вкусного продукта), неизменная горячая водка (несу ее остужаться в ледяную прозрачную как слеза воду) и, как всегда в таких случаях, ритуальное возлияние... За рыбалку, за Туву, за ее искусство, в целом за искусство, за искусство в рыбалке и... так далее. Вечереет, ляпота, закат, первые неясные звёздочки пока еще на светлом небе, костёр... Наслаждаемся девственной тишиной и свежестью начинающейся прохлады. Хоть и сентябрь уже, но необыкновенно и как то не по сезону очень и очень тепло. Боевой железный конь на берегу, мы же сидим на поваленном коряжнике внизу на галечной косе у стреляющего искрами костра. За разговорами об искусстве и о рыбалке как то незаметно стало темнеть. Плавится зазывно хариус, маня схватиться за удочку, но тем не менее решаем, что сегодня вечером рыбачить всё же... не будем. Усталость с дороги и некоторая млявая сытость в теле дают себя знать необратимым желанием просто ничего не делать, а сидеть и сидеть у костра у воды, бездумно вглядываясь в танцующие языки огня и сплетенье струй воды...
     Завтра рано по утру по ямкам пойдем на червя, а может и на блесну, ловить ленка. В этой реке по слухам он каких то необыкновенных размеров. И только я уже был готов произнести тост за моего друга, за его необыкновенное искусство, как он вдруг, ничего не говоря, встает и, пошатываясь, видимо, все же больше от усталости, в раскачку идет к воде, заходит в сапогах в воду и... куда то пристально всматривается... Я его зову, но... ноль внимания... Подхожу и, в той стороне, куда он смотрит, вижу шевелящийся серо коричневый, желтовато серый, живой пестрый текучий ковер шириной не менее чем метров 10, а может и того более. На соседней плесе. Одна река... поперек другой реки. Охотник с детства, и мой нынешний соратник по искусству, заядлый рыбак, Дондук первым услышал какой то подозрительный шум. Мы почти вовремя успели на переправу авангарда, за ним пошло уже и все остальное войско, состоящее из какого то неимоверного количества белок. Тьма... тьмущая. Сколько это продолжалось, я не помню. Но поток, не ослабевая, так и тёк непрекращающейся лавой, мостом, переправой до тех пор, пока небо не почернело и не рассыпались алмазными гроздьями на нём звезды. Такого зрелища я еще не видел никогда. Сколько их там было, разве можно было это сосчитать... Вода после переправы авангарда просто кипела от хвостов и брызг, а вал тёк неудержимо, шел волнами, не прерываясь и не кончаясь. Эта грандиозная картина жизни и мгновенной смерти стоит и до сих пор в моих глазах.
     Тогда, на этой речке, была необыкновенная рыбалка все оставшиеся полтора дня. В Кызыл мы вернулись вовремя и почти без приключений (один раз поломались, но достаточно быстро всё же сами починились в дороге) прямиком снова к общему столу, внеся в рацион еще до сих пор трапезничаюших коллег существенное деликатесное изменение. Ленково - харюзовый и тайменевый малосол. Хватило на всех, да еще и с избытком. Затяжная командировка - праздник искусств на Тувинской земле продолжался. К тому же еще и отменили вдруг и неожиданно рейс на Кемерово - Новокузнецк по местным метео условиям. В горах низкая облачность и туманы. Через два дня мы все же улетели, благополучно перемахнув на самолете через всё же еще местами затуманенный хребет.
Так с тех пор я и болею неизличимо этой самой "мышинной болезнью".

С уважением,
Дедушка.

Copyright © 2005 by Victor Vlasenko
Изменен 15.03.2005