Высокий сезон.
Часть I.
(Первый отчет от Индейца)

Еще в марте прошлого года, обкатывая Лидер-330 под 15 Мерком на нижней Москве-реке, АгЛ, потягивая пиво на корме, предложил ближе к лету совершить совместный вояж на его любимую стоянку на Рыбинке. Прошла пара недель, и присланный по электронной почте комплект фотографий побудил задуматься об этом всерьез.
…Вот и начало июня. До выезда остается пара недель. Однако голос Агла задумчиво тянет в трубке: “Не знаю, поймаем ли что вообще”. “Так ты что ехать передумал?” - бросаю в ответ. Оказалось, нет. И команда укомплектована, и планы сверстаны, и есть решение, что поездке, этой и последующим, быть в любую погоду. Что ни говори, люблю решительных людей! Но с того конца телефонного провода передается сомнение: “Не знаю, брешут или нет, но местные говорят, сильно вода высокая”. Эти слова и стали лозунгом всего сезона. А ведь поначалу ожидали, что чуть ли не посреди трехдневной поездки в середине июня вода может стремительно пойти на убыль, спутав все карты и рыбам, и нам.

Место встречи

Сообщив мне координаты места встречи на берегу, АгЛ желает удачи. Наш экипаж, я и Андрей из Люберец, выезжает с севера столицы. Вместо 6.30 нагруженная лодкой, мотором и кучей спиннингов жигулевская “семерка” отбывает от станции метро “Водный стадион” только в 7.45. Оба полусонные, мы почти не заметили, как в 12.40 420 километров дороги закончились у Моря. До постоянной стоянки оставалось проехать несколько десятков метров. Однако всю ночь шел дождь, и песчаная трасса в низине перед берегом оказалась наполнена непроходимыми для “классики” лужами. Я сворачиваю в лес, и еще час с четвертью мы плутаем с риском безвылазно застрять в чащобе. Результат был почти предсказуем: возможности проезда на самый берег отсутствуют. При выезде из лесу нас яростно обматюкал гудком встречный трактор. То ли трассу его заняли, то ли недоволен, что без его помощи из лесу выехали. Вообще отношение к человеческим проблемам на перенасыщенном туристами клочке суши совершенно иное, нежели в обычной деревне.
Всего в 60 километрах отсюда, в Тверской области, когда я задумал позапрошлогодней зимой отблагодарить местного тракториста купюрой за то, что он выдернул из сугроба застрявший в нем носом “жигуль” я услышал в ответ четкий чистосердечный ответ: “Я не наживаюсь на чужом горе”. Здесь же у местных к рыбакам другое отношение. Привыкшие к гуляющим на свежевыстроенном постоялом дворе толпам, они просят не менее 400 рублей за буксировку отечественного автомобиля на расстояние 50-70 метров. Практиковать демпинг в своей внешнеэкономический деятельности готовы только девки. Пока мы пересекали постоялый двор, к машине подошла красотка и сообщила с надеждой, что “с молодыми и красивыми можно и за бутылку водки”. Что касается более необходимых на рыбалке предметов, то на них цены беззастенчиво задраны. Например, стоимость аренды ухайдоканной “Казанки” в прошлый сезон зашкаливала за 3.500 рублей за день. Всего 4 года назад люди в этих местах были рады продать ее насовсем за 800 рублей. Теперь же самые скромные из местных в удаленных деревнях просят 100 рублей за день аренды подобной посудины. Для тех, кто не желает возиться с перевозкой большой надувной лодки, подобное предложение могло бы стать выходом. Однако выходить на этих лодках в Море мне куда более боязно, чем на надувной ПВХ.

Здесь щуки нет!

Шлепая босыми ногами по воде присевший на борту дорогого европейского катера малец деловито произносит: “Мы здесь не слышали о щуке”. Запихивая одной рукой в рот остатки бутерброда, другой он нажимает блестящую на солнце никелированную пимпочку, и корма выплескивает две мощные струи скопившейся в кокпите воды.
“А кто есть?” - хищнически сощурившись, придвигаюсь я к мальчугану. “Судаки, не мелкие, - следует быстрый ответ, - три недели назад мужики по мешку привозили за вечер, каждый по 6-7 кил. На 3 кила были самые мелкие”.
“Так эти ловят по лицензии на сети длиной полкилометра”, - понимаю я. “Нет, тралят! У вас воблёры есть? Хотите, я покажу на судака тралить правильный?” - палец мальца уверенно упирается в рапаловский Shad Rap Deep Runner 9 окуневого окраса. Остальные две с половиной сотни воблеров в ящике вызывают долгий немой восторг, но их он видит явно впервые. “Ну, на судака мы и лучше рецепты знаем”, - мой взгляд выцепляет из коробки Wo-b-Ru №3 кислотник. Он и поймает моего первого крупного в сезоне судака – возникло в груди ощущение.
“Так я возьму их? – двумя руками мальчуган тянет из моего ящика три-четыре десятка воблеров, - вам столько не надо, а я дяде подарю; он работать бросил, чтобы тралить в море”.
“Мне будет их не хватать!” - отрезаю я и стремительно захлопываю ящик. Манеры малолетней обслуги из местного постоялого двора для охотников и рыбаков напомнили мне рассказы о нравах сотрудников египетских гостиниц: не важно на каком языке говорит человек, главное, чем он занят в жизни.
Рожденный долгими зимними вечерами коллекционный порядок безвозвратно нарушен, но под первыми после шести дождливых дней лучами солнца об этом не хочется жалеть. Воблеры спасены, а в Море есть коряжник, бровки и пупки.

Шутки большой травы

Подкрепив силы после безостановочной поездки – потеряны только пара минут на заправке в Брейтово – мы с Андреем вынимаем мой “Фрегат-320” из багажника. Рядом паркуется “десятка-универсал”. Неожиданно из нее выходит известный мне по фотографиям Усатый, человек, оказавшийся GalaVl, и АгЛ. Поскольку мы с Андреем собираем спиннинги на месте и отбываем сразу ловить, то второй экипаж на Баджере-420 под Мерком-пятнашкой отчаливает раньше. Когда я говорю “ловить”, я имею в виду разведывать место. Заниматься этим в ближайшие сутки пришлось обеим командам.
Завожу Хонду-пятерку, но даже при мелководном режиме на винт наматывается много водорослей. 600 метров до открытого моря мы крадемся по затопленному кустарнику, распугивая солитерных лещей, на которых не охотятся ни чайки, ни местные жители. “В Шатуре знали бы, что с ними делать”, - проносится последняя прибрежная мысль.
… Эх!!! Кудрявые кусты, обступившие корабельные сосны, расступились; мелькнув за кормой, скрылась на верхнем этаже леса с продолговатой рыбой во рту цапля.
Впереди остров – поросший купой сосен песок еще виднеется над водой. Макушки кустов выглядывают из воды, а эхолот показывает глубину около метра. Еще немного поднимут воду, и сосны окажутся в воде. А машина? – лучше ночевать возле нее.

Там, где рыба

Послеобеденный сон отступил. Я поднимаю голову с врытого между сосен дощатого стола. Пустой баллон от пива и банка тушенки без содержимого посвежевший ветер гоняет по столу. Куда-то исчезли комары, не дававшие спать. Волны набегают с моря, но я не думаю о том, что мы не выйдем против волны на маленькой моторке. Взгляд упирается на десятки километров вдаль, и я чувствую, что удача, за которой я гоняюсь вторые сутки, уже ждет наш экипаж.
Уже половина второго. Позади вчерашний день, когда мы понеслись в море, увлеченные богатым рельефом дна на экране эхолота и символами огромных рыб. Напрасно мы объезжали пупки в парке километров от берега. Там был обязан ловиться окунь. Там были чайки, у нас были правильные воблеры. С берега кому-то махали белым флагом – это второй экипаж звал нас пригубить с дороги и разбить общую стоянку. Но мы этого не поняли, почему-то решив, что многосильный Мерк уже унес их в море, а это веселятся чужие нам отдыхающие люди. Потуги Андрея ловить на джиг через 10 минут вызвали улыбку у него самого. Кругом экипажи, бороздящие воду вращалками и джигом. Нет экипажей ловящих.
Волны обвивают скользящий от берега корпус лодки. Мы отплыли 6 километров от берега. По нашим расчетам. Но коряжника с судаками все не было. Даже на экране эхолота. Крепчавшие волны стали переливаться в кокпит, и оставался час до заката.
Не торопясь, мы вернулись на берег и провалились в сон в машине. В окно осторожно стучали – АгЛ прилетел специально за нами звать на посиделки и отметить первый улов. Усталость придала нашим признаниям – “ни окушка, ни поклевки!” - такую искренность, что АгЛ начал нас жалеть по-настоящему. Плыть в темноте пару километров “на огонек” к остальной компании сил уже не было. И только в 6 часов следующим утром мы оказались в их лагере. Погода была великолепной – ветер тих, вода голубая, как небо. Через полчаса из палатки стал раздаваться шепот GalaVl, сообщавшего Усатому, что в лагере воры. В самом деле, к тому моменту Андрей успел обнаружить пойманную Усатым щуку кила на три и хороших окуней на привязи.
Обливаясь водой, второй экипаж смывает с себя остатки вчерашнего веселья и разливает по кружкам свежую порцию радости. Но больно велик градус, да и утро и без того чудесное – мы отказываемся. Усатый показывает дотоле невиданный нами 3D Crank от Duel – темная спина, красное пузо, белые бока. “Шнобель” явно способствует активной высокочастотной игре. Разве на крупного окуня? Но нет, щука взяла именно на него. Усатый купил красивый воблер по принципам: “красивый самолет летает хорошо” и “фирма веников не вяжет”, и сразу сбил трофей.

С уважением,
Николай

Copyright © 2005 by Victor Vlasenko
Изменен 03.05.2005