Спиннинг и "дорожка" по-селигерски.
Константин Кузьмин (Рыболов-Elite № 2 / 1999 г.)


Волга в своих истоках и другие экологически чистые реки (с хариусом и форелью!) отовсюду влекут на Валдай любителей рыбалки, но все же основной интерес для них представляют здесь как раз не реки, а многочисленные озера. Каждое из озер Валдайской возвышенности по-своему уникально и неповторимо. А самым примечательным из них я бы назвал Селигер.

Это озеро протянулось с севера на юг на сотню километров, однако если вы попытаетесь с ходу отыскать его на карте среднего масштаба, то могут возникнуть проблемы - вы не увидите на стыке Тверской и Новгородской областей одного большого пятна в сине-голубых тонах. При более внимательном взгляде обнаруживается целый конгломерат небольших озер (плесов), соединенных протоками и проливами. Вся эта водная система и называется Селигером.

В поездках сюда мы не старались получить максимума от рыбалки, равно как и не ограничивались лишь созерцанием красот валдайской природы. Основной нашей целью было понять особенности поведения селигерской рыбы и подобрать оптимальные приемы ее ловли.

Базовым пунктом стала для нас деревня Зальцо, расположенная на берегу Кравотынского плеса, который находится в центральной части Селигера. Протянувшийся километров на десять плес считается одним из самых рыбных. Здесь ведется ограниченный промысловый лов - он практически не сказывается на запасах рыбы. Да и с браконьерством дела обстоят приемлемо: попробовали было двое местных ухарей сунуться на воду с электроудочками, но их быстро поставили на место - люди здесь по достоинству ценят свои природные богатства.

Из хищной рыбы на Селигере безоговорочно доминируют окунь, судак и щука. Немало налима, однако добывают его, за редким исключением, самоловными снастями. Есть еще язь и красноперка, которых можно с успехом ловить спиннингом, но здесь это не принято.

Обилие рыбы само по себе не является гарантией успеха на рыбалке. На большой воде рыбу еще надо найти, причем не вялую, безразличную, а активную.

Стратегия поиска

Селигер по первому впечатлению напоминает подмосковные водохранилища - то же обилие воды и тот же сложный рельеф дна. Однако этим схожесть и ограничивается. Если для Рузы или Озерны более характерны протяженные русловые бровки и "капитальный" коряжник (а на Яузском водохранилище и вовсе под водой стоят на корню целые деревья), то на Селигере,во-первых, почти нет коряг, во-вторых, типичные аномалии рельефа имеют более или менее округлую и замкнутую форму - это подводные холмы. В Подмосковье их называют где "столами", где "пупками", - здесь же в ходу слово "налья" (или "нальё"). Именно на таких нальях и вокруг них проще всего обнаружить жирующего хищника.

Средняя налья представляет собой бугор диаметром у основания несколько десятков метров и глубиной на вершине 7-10 метров, тогда как "фоновые" глубины вокруг доходят до 15 метров и более. Нальи хорошо известны завсегдатаям водоема, в разговорах их называют именами собственными. Например, на вопрос, где сегодня брал окунь, отвечают: с утра - на налье Умень, днем - на налье Желтик.

Постороннему рыболову трудно найти подводный бугор без четкой наводки, поэтому лучше навести справки у кого-то из местных рыболовов, которые охотно делятся познаниями в донной топографии - им нет смысла выдавать конкурентам "дезу" из опасения, что те выловят "их" рыбу.

Важный инструмент поиска - эхолот, причем полезен он не только приезжим, но и тем, кто ловит на озере далеко не первый год. Эхолот позволяет с ходу, почти не сверяясь с береговыми ориентирами, встать на нужную точку, заранее оценить, есть ли на налье рыба и будет ли она клевать.

Здесь я хотел бы сделать важное замечание о возможностях эхолота, поскольку у некоторых рыболовов нередко складывается искаженное представление о нем из-за не всегда корректной рекламы.

Как любое устройство, снабженное программой распознавания образов, эхолот может ошибаться. И это происходит весьма часто. Получившие в России распространение наиболее простые модели не в состоянии гарантированно определить размер рыбы, не говоря уже об ее видовой принадлежности. Более того, бывает, что эхолот "рисует" рыбу при ее отсутствии или "не видит" ее, когда она оказывается в конусе излучателя, особенно если она стоит у самого дна. Сколько было случаев, когда при обходе места ловли экран эхолота оставался совершенно чистым, а на первых же забросах следовали поклевки!

Но в любом случае эхолот - это все-таки плюс, а не минус. А на Селигере это очень большой плюс. И если вы проходите на склоне нальи, а на экране появляются символы рыб среднего размера, у вас есть все основания ожидать немедленной поклевки окуня. А когда на вершине донного бугра вдруг вырисовывается непонятное образование неправильной формы, а значение глубины начинает прыгать, это значит, что за лодкой скопился снеток - основной корм селигерского окуня. Тогда можете не сомневаться - хищник где-то поблизости.

Сама ловля сводится к перемещению на лодке между нальями и их облавливанию, которое, в зависимости от картинки на эхолоте и от фактического клева, потребует от пяти минут до получаса.

Обычно, когда вы только прибыли на место, интенсивность клева максимальна, потом поклевки становятся все реже и реже, и важно вовремя поменять дислокацию.

В разные дни "работают" разные нальи. Системы здесь нет - можно обнаружить скопление берущего хищника на первом же бугре, а бывает, что только на пятом или шестом.

Правило единственной чайки

Чайка - друг рыболова. Она как сеттер для охотника: и найдет "дичь", и даст об этом знать. Всякий, кто регулярно ловит на большой воде, знает, что чайки служат прекрасным ориентиром в охоте на окуня, жереха, а иногда на щуку и судака. Хищник "выдавливает" малька на поверхность, и здесь его атакуют пернатые. Заметив издали скопление чаек, вы живо двигаетесь к этому месту, и если успеваете до шапочного разбора, снимаете свои дивиденды...

Все это хорошо известно и неоднократно описано в литературе. На Селигере, однако, охота за хищником по чайкам доведена до качественно более высокого уровня, о чем мне и хотелось бы рассказать.

В прошлом году мы провели на озере неделю в конце августа. В это время на окрестных полях был разгар сева озимых. При чем здесь рыбалка? А при том, что чайки - птицы очень рациональные и предпочитают тот корм, что легче дается, поэтому вблизи больших городов вы скорее встретите их на свалках, чем на воде. Рядом с Селигером свалок, к счастью, нет, но вот возможности подкормиться червями, которых немерено позади плуга пашущего трактора, чайки стараются не упустить. Поэтому на озере их остается очень немного - практически единицы. Тем не менее даже те несколько чаек, что не покидают обширный Кравотынский плес, исправно выводят рыболова на "цель".

Поначалу я не придавал значения тому, что Валерии и во время ловли, и при передвижении на новое место пристально осматривает водное пространство. Я понимал, что он ищет чаек, но когда он изменил курс катера только потому, что заметил одну-единственную чайку, то несколько удивился.

Она не зависала и не пикировала с высоты, как это бывает при охоте на малька, а просто спокойно сидела на воде, а при нашем приближении нехотя поднялась и отлетела чуть в сторону. Мы опустили якорь точно в то место, где сидела чайка, настроили снасти - и началось!

Практически на каждом забросе окуни яростно набрасывались на твистеры и блесны. Если один сходил, вместо него на крючок тут же садился другой. Так продолжалось минут пятнадцать, и та рыбалка оказалась по результату лучшей за неделю.

Чайке не нужны ни эхолоты, ни биолокационные рамки. Она каким-то непостижимым образом безошибочно находит скопление рыбы.

Если окунь выгоняет малька на поверхность, чайка вдоволь набивает свой желудок. Если же хищник разбойничает внизу, чайка терпеливо выжидает, пока месиво из снетка и пожирающего его окуня поднимется из глубины. Та наша чайка, по-видимому, была в курсе происходящего у дна и ждала своей минуты.

Две чайки, кружащие над водой, - это на Селигере уже сигнал к немедленному действию. Даже если в этот момент у вас поклевывает, снимайтесь с якоря - и полный вперед. Под чайками клев все равно будет лучше.

Оснастка, техника и тактика

Особенности водоема и поведения рыбы в нем определяют ваш выбор снасти, приманок, метода их проводки.

Если на дне озера совсем нет коряг, травы и россыпей камней, это позволяет не заботиться о сохранности приманок, придавать им свойства "незацепляек". Более того, на Селигере не только можно, но и нужно использовать сдвоенные приманки.

Оснастку здесь обычно монтируют так: основную приманку, оснащенную джиг-головкой, привязывают к концу лески, а перед ней крепят на отдельном коротком поводке дополнительный твистер.

На другом водоеме такой монтаж тоже будет работать, но из-за лишнего крючка могут увеличиться потери от зацепов, да и заброс из-за парусящего твистера получится не таким дальним, как хотелось бы. На Селигере ловят с лодок, поэтому нет нужды форсировать заброс, добиваясь максимальной дальности.

Иногда здесь ставят не один, а два дополнительных твистера, - в минуты бешеного жора окуня это себя оправдывает.

В качестве основной приманки с джиг-головкой мы использовали либо поролоновую рыбку, либо вращающуюся блесну одной из двух специальных конструкций. Мнение же о том, что клев рыбы почти не зависит от типа приманки, применительно к Селигеру оказалось неверным.

И на поролон, и на "вертушки" брал хищник, но поклевки распределялись избирательно: окунь не скрывал своей тяги к вращающемуся лепестку, судак же предпочитал поролон. Поклевки щуки носили бессистемный характер - их вообще было немного, и хватала зубастая все подряд, что подвернется, в том числе и твистер на поводке из лески, что, естественно, часто заканчивалось потерей и рыбы, и приманки.

Поролоновая рыбка ничего необычного из себя не представляла, тогда как "вертушки" с джиг-головками показали себя с лучшей стороны и поэтому заслуживают чуть большего внимания.

Один из двух их типов достаточно хорошо и давно известен - это вращающиеся блесны с грузилом-головкой, только вес головки должен быть больше, а размер лепестка - меньше, чем у большинства популярных блесен этого типа (например, "Lusox" фирмы Mepps). Для Селигера наиболее распространенные параметры такой блесны - это головка весом 25-30 г и лепесток по типу и размеру "Aglia" или "Effzett" №2. Подходят и описанные ранее в журналах "Рыболов-Elite" блесны "Мастер".

Второй (на мой взгляд, более уловистый) тип подобных "вертушек" - получившие распространение в Америке тейлспиннеры (Tail-spinners). В их исполнении есть варианты, но всех их объединяет хвостовой лепесток, вращающийся на вертлюжке (рис.1).


Рис1.Тейлспиннеры: а - американские, б - самодельные.

Я чаще пользуюсь самодельным тейлспиннером, который при необходимости можно изготовить прямо на рыбалке. Его конструкция понятна из рисунка. Подбирая вертлюжок, обращайте внимание на то, чтобы он при насаживании на поддев с некоторым усилием проходил бородку крючка (так он будет надежнее фиксироваться), и на то, чтобы он максимально легко вращался. Кстати, многие тейлспиннеры, произведенные в США, именно из-за грубого вертлюжка вращаются с перебоями, поэтому самоделки зачастую дают более стабильную игру.

В выборе лепестка нет особых ограничений. Желательно только, чтобы он обладал большим лобовым сопротивлением (это усиливает эффект "парашюта" в моменты остановки подмотки), и мог вращаться с высокой скоростью - в ловле окуня это играет немаловажную роль.

Из хорошо известных "вертушек" близки к идеальным лепестки блесен "Vibrax" фирмы Blue Fox, "Effzett" D.A.M. и "Comet" фирмы Mepps. При этом не стоит, конечно же, ради лепестка демонтировать готовую блесну - многие фирмы предлагают лепестки отдельно, а на Птичьем рынке их можно найти великое множество - самых произвольных форм и расцветок. Более того, для тейлспиннера не характерны капризы обычной вращающейся блесны, когда небольшое отклонение от нужной геометрии лепестка способно свести на нет всю игру приманки. Поэтому в нашем случае принципиально подойдет даже лепесток, собственноручно вырезанный вами из жести и изогнутый плоскогубцами.

Удилище, катушка и леска для этого способа ловли не имеют радикальных отличий от тех, которые считаются оптимальными при ловле с джиг-приманками вообще. Леска - исключительно плетеная, любая мононить будет хуже. Спиннинг -чувствительный графитовый, стекловолокно - давно "отыгранный" материал.

Поскольку мы рассчитываем на ловлю окуня, удилище должно относиться к классу максимально легких (с учетом веса применяемых приманок). Катушка подойдет любая, но обязательно с моментальным стопором обратного хода, и лучше, если это будет классический мультипликатор.

При облавливании нальи якорь опускают либо на ее вершине (при слабом ветре), либо в 20-30 метрах от нее - так, чтобы налья располагалась по ветру. Ступенчатой проводкой зондируют все глубины. Если рядом есть активный окунь, он дает о себе знать на первых же двух-трех забросах.

Окуневых поклевок больше всего бывает на вершине нальи или на верхней части свода, тогда как судак держится на несколько метров глубже - ближе к основанию подводного холма (рис.2). Бывает, стоишь на склоне, забрасываешь направо - берет только окунь; налево - и после поклевки на свинцовой головке обнаруживаешь задиры от судачьих клыков...


Рис.2 Характерные места стоянок окуня и судака на селигерской налье.

Кстати, вода в Селигере химически очень активна, и спустя пять минут свежие царапины на свинце уже тускнеют. Это удобно - если есть сомнения, судачья была поклевка или щучья, достаточно осмотреть грузило.

Примерно три четверти окуневых поклевок и почти все судачьи приходятся на паузу в подмотке, когда приманка погружается. Реже они происходят при подмотке, но не на основную приманку, а на идущий впереди твистер.

Принято считать, что твистер ярко-лимонного цвета - самый привлекательный для селигерского хищника. Весьма вероятно, что это не дань эфемерной моде, а действительно так. Мы не жаловались на плохой клев на лимонный твистер, но, надо сказать, другие цвета пробовали только эпизодически, и полного впечатления от их сравнения я так и не получил. В прошлом году первое место в нашем рейтинге занимал бело-черный виброхвост "Long John". Он и сейчас популярен среди рыболовов Кравотынского плеса, но в этом сезоне "Длинный Джон" опустился на вторую строчку.

Поклевки окуня чрезвычайно разнообразны. При самом активном клеве окуневая стая не дает прохода никакой приманке, и если здесь ловят с двумя дополнительными твистерами, то вытаскивают по три "хвоста" сразу, причем каждый из озверевших окуней засасывает приманку так, что ее извлекаешь не без проблем.

Однако яростный клев бывает далеко не каждый день, и обычно поклевки окуня очень деликатны - это легкие тычки, едва уловимые задержки. На одного пойманного окуня приходится примерно по три таких слабеньких шевеления.

Типичны для окуня и "серийные" поклевки на нескольких шагах ступенчатой проводки. Возможно, по блесне или твистеру стучат разные окуни из стаи, но, скорее всего, виновник последовательных поклевок - один окунь, идущий за приманкой.

В пользу того, что окунь не стоит на месте, а очень часто преследует приманку с джиг-головкой, говорит распределение поклевок. Даже если вы облавливаете пространство в радиусе более полусотни метров, половина всех хваток приходится на ближайший к лодке пятачок. Создается впечатление, будто вы так удачно выбрали место, что вся рыба стоит под вами, однако если сместится ваша лодка, то сместится и зона поклевок. По-видимому, малоактивный окунь подходит издали, и когда приманка вблизи от лодки замедляет свой ход, он отваживается на хватку.

Чем "дорожка" отличается от троллинга?

По сути разницы нет, только ловля на "дорожку" проста и издавна уважаема на Руси, а троллингом уместнее называть то же самое, но с разнообразными техническими наворотами.

Если спиннинг - это самая спортивная снасть из всех, нашедших свое применение на Селигере, то "дорожка", пожалуй, самая добычливая. Выдаются, конечно, дни, когда спиннингом случается поймать больше, но все же на "дорожку" идет более крупная рыба, и, как правило, при меньшем числе поклевок достигается более высокий результат.

Понаблюдайте в бинокль за лодками на плесе - и вы заметите, что большая их часть не стоит на месте, а медленно перемещается. Это свидетельствует о предпочтениях местных рыболовов (или приезжих владельцев дач и домов), делающих выбор в пользу "дорожки".

Даже самая тривиальная разновидность "дорожки" по-селигерски предполагает не ту примитивную оснастку, что рекомендована в литературе (мотовило с леской и блесной на ее конце), а гораздо более изощренную. На то есть причины.

Итак, народная селигерская "дорожка" - это короткий удильник с полусотней метров лески, в конце которой через интервалы в метр-полтора на коротких поводках привязаны тяжелые мормышки - всего их 4-5, а общий вес - не менее 50 г. На крючки мормышек насаживают выползков или пучки более мелких червей. Вся эта конструкция распускается за лодкой, удильник берут вместе с веслом в руку - и вперед!

Этот способ напоминает финскую технику ловли на "дорожку", когда леску просто привязывают к веслу. При гребле приманка идет рывками. Однако главное в селигерской "дорожке" - не в этом, а в ее "многоэтажности".

Специфика Селигера и схожих с ним озер заключается в относительно слабой стратификации воды. Отчасти из-за особого ветрового режима и, как следствие, регулярного перемешивания водной массы, отчасти - из-за обилия донных ключей в озере даже летом редко наблюдается расслоение воды - как по температуре, так и по насыщенности кислородом. Поэтому даже судак, чрезвычайно требовательный к "свежему воздуху", держится там, где ему заблагорассудится: в любом слое водной массы или же у дна. Где именно - спрогнозировать трудно. Опыт ловли на "дорожку" свидетельствует о том, что активный хищник может оказаться когда в трех метрах от поверхности, когда в шести. Да и картинка на экране эхолота служит этому косвенным подтверждением. Потому-то "многоэтажная" "дорожка" дает больше шансов не разминуться с рыбой.

В последние годы оснастка селигерской "дорожки" "облагородилась": теперь все чаще применяются нормальные спиннинговые удилища, а вместо червей на мормышках - приманки из мягкого пластика. Черви менее удобны - с ними приходится возиться и до рыбалки, и в процессе. Единственное преимущество червей - в том, что помимо хищника нередко попадается лещ.

В арсенале серьезного дорожечника уже закрепились эхолот и электромотор, и теперь этот способ ловли уже можно по праву именовать троллингом.

Правилами любительского рыболовства по непонятным причинам не разрешается "дорожить" с моторных лодок. Не могу сказать однозначно, распространяется ли у нас этот запрет на электромоторы, знаю только, что в тех странах, где троллинг относится к самым популярным методам ловли (США, Канада, Ирландия), применение электромотора считается само собой разумеющимся. В любом случае, на Селигере обладатели электромоторов пользуются ими при ловле на "дорожку", и я не думаю, что они заслуживают за это упрека.

Для нас "дорожка" не была самоцелью - мы ловили на нее в дополнение к спиннингу, когда перемещались от одной нальи к другой.

Решили несколько преобразить традиционную селигерскую "дорожку" и вместо гирлянды из твистеров (которая, как мне кажется, ближе к промысловой оснастке, чем к спортивной) поставили одну приманку, а именно воблер. И я готов утверждать, что именно воблеры являются самыми универсальными троллинговыми приманками вообще и на Селигере в особенности. В зависимости от выбора воблера, скорости движения лодки, типа и длины распущенной лески вы получаете возможность облавливать самые разные слои воды и добиваться нужного результата.

Ловле на "дорожку" с воблером в российской рыболовной литературе уделяется незаслуженно мало внимания, поэтому я позволю себе остановиться на ней чуть подробнее - в привязке к селигерскому опыту.

Для начала хочу обратить ваше внимание на существенное отличие в поведении воблеров при ловле различными способами. На упаковке любого настоящего воблера (или в каталоге) указывается, на какой глубине он "работает" (речь идет о плавающих и ныряющих воблерах), однако этот показатель может очень заметно меняться в зависимости от дальности заброса, скорости подмотки, толщины лески и т.п.

Каждый воблер в этом отношении индивидуален. Есть и такие, у которых зависимость от всех этих условий минимальна. Написано, например, что воблер идет на глубине 5 футов, и неважно, забросите вы его на 15 метров или на 40 - после нескольких оборотов катушки приманка выходит на свои положенные 5 футов - ни больше, ни меньше - и выдерживает этот уровень почти до самого конца проводки. Но таких моделей немного.

Большинство же воблеров, особенно глубоководных, при ловле на спиннинг (то есть с забросом) и на "дорожку" (на гораздо более длинной леске) идут на существенно разных глубинах. Так, один из американских "глубоких ныряльщиков", по информации из каталога, должен заглубляться до 12 футов (около 4 метров), однако. будучи заброшенным с лодки в налью с минимальной глубиной 7 метров, он явно "царапал" дно.

Поэтому рекомендую учитывать эту неопределенность в поведении подобных приманок, так же как и нежелание хищной рыбы быть "привязанной" к какому-то конкретному уровню в толще воды, и на Селигере отправляться ловить на "дорожку", имея при себе не менее четырех разных ныряющих воблеров.

В этом и состоит важное отличие "дорожечной" селигерской ловли от подмосковной, на карьерах и водохранилищах, - там летом при явно выраженном термоклине мне вполне хватало двух проверенных воблеров: один работал на глубине 2,5 метра, другой - на 3,5, и все, что мне было нужно, - это уточнить, ближе к какому из этих уровней держится судак. А в качестве надежных "осведомителей" обычно выступали кружочники, которые обычно очень точно отслеживают тот горизонт, где гуляет активный хищник.

На Селигере же редко ловят на "кружки", поэтому подбирать воблер всегда приходится методом проб и ошибок. Мы распускали за лодкой две "дорожки" с разными воблерами и довольно быстро пришли к выводу, что те из них, что заглубляются не более чем на три метра, в местных условиях малоэффективны, хотя на экране эхолота нередко отображалась крупная рыба в самых верхних горизонтах воды. Поэтому в итоге мы перешли только на глубоководные воблеры: один, к примеру, идет на четырех-пяти метрах, другой - на семи.

Рекомендовать какие-то строго определенные модели воблеров, наверное, не стоит, - это может быть и "Effzett Spezimen Deep Running" фирмы D.A.M, и "Ugly Duckling", и любой другой, с большой головной лопастью.

Считается, что ловля на "дорожку" вообще и с воблером в особенности требует более "медленной" снасти, чем принята в спиннинге. С этим можно отчасти согласиться. Мы использовали для "дорожки" все те же спиннинги, только меняли приманки с джиг-головками на воблеры.

Плетеная леска и в этом случае предпочтительнее, так как она передает все нюансы хода воблера. При нормальном движении в толще воды вершинка спиннинга ритмично вибрирует, при касании им дна - подергивается. Если же колебания замирают - это сигнал о том, что воблер нацеплял травы и не играет.

Единственный недостаток плетеной лески проявляется в ловле окуня. Если "полосатый" садится на задний тройник воблера, то за время сматывания 80 метров нерастяжимой лески его слабые сухие губы успевают разбиться до такой степени, что крючки просто вываливаются из образовавшихся огромных дыр, поэтому случается много окуневых сходов.

Тому же способствует и "сверхбыстрый" строй удилища. Идеальный для ловли спиннингом с мягкими пластиковыми приманками, он, увы, проигрывает более "медленному" строю, который нужен при ловле на "дорожку". Даже американские фирмы, с их общей ориентацией на "быстрые" удилища, специально для троллинга выпускают "медленные". В нашем случае, когда мы использовали одно удилище для ловли обоими способами, оптимальными оказались те, что имели близкий к полупараболическому тип строя, например, "New Dimension Seatrout" фирмы D.A.M.

Универсальной для Селигера катушкой можно без колебаний назвать мультипликатор. Если для спиннинговой ловли в равной мере приемлемы и безынерционные, то для "дорожечной" им не всегда хватает силовой тяги - ведь воблер с большой головной лопастью сам по себе обладает очень большим лобовым сопротивлением. С учетом этого мы чаще ловили с классическими мультипликаторами серии "Quick LC" фирмы D.A.M, которые одинаково удобны для обоих видов ловли. Катушки этой серии имеют шестигрузовую систему центробежного торможения и потому представляют особый интерес для спиннингистов, только начинающих осваивать мультипликатор.

Основным результатом ловли на "дорожку" стали многочисленные налеты окуней, которые чаще всего брали в тот момент, когда воблер, пройдя налью и постучав по ней своей лопастью, начинал удаляться от ее склона. Щука же чаще попадалась в средних слоях воды на глубоких местах.

Хотя за неделю мы не поймали ничего выдающегося (вес самой большой щуки не превышал 2,5 кг), это получилось вовсе не потому, что крупного хищника в озере нет - он, безусловно,есть. Американцы с успехом охотятся в водоемах этого типа за трофейными щуками с помощью "гигантских" воблеров - длиной от 18 до 30 см. В этот раз приманок такого калибра в нашем распоряжении не оказалось, но при следующем посещении Селигера мы надеемся восполнить этот пробел.