В низовьях Дона. Арпачин.
Свириденко Валерий.
dedsvirid52@mail.ru

Самые свежие рыбацкие новости можно узнать у Александра Николаевича. Именно к его рыбацкому ларьку на местном рынке собираются, как пчёлы на мёд все местные любители рыбной ловли. Одному нужна крепкая леска на “макушатник”, другому необходимо пополнить заметно поредевший после последней рыбалки запас блёсен, джиг головок и твистеров. А третьему, как в той рекламе, подавай “а поговорить?” Этот своеобразный неформальный рыбацкий клуб пользуется большой популярностью в местной рыбацкой среде. Здесь можно не только узнать самую свежую информацию с ближних и дальних водоёмов, но и получить необходимую консультацию о той или иной снасти или приманке. Николаевич, являясь истинным фанатом рыбалки, со знанием дела придёт на помощь не только юному рыболову и подберёт необходимую ему снасть, но и опытному рыбаку поможет разобраться во всех новинках рыбацкой продукции. Иногда двери этого клуба, к великому сожалению его членов, бывают закрыты, а это означает, что Николаевич, жертвуя “бизнесом” не смог устоять перед страстью рыбака и с удовольствием в очередной раз предается своему увлечению.

Вот на один из этих последних рыбацких туров Николаевича напросился и я. Его путь в этот раз лежал в низовье Дона, а точнее в хутор Арпачин, расположенный примерно в восьми километрах вверх по течению Дона, от станицы Старочеркаской. В это время года в окрестностях Арпачина, как правило, хорошо ловился знаменитый донской лещ. Рано утром 27 сентября загрузив в багажники двух автомобилей рыбацкий скарб, двигаемся из Покровского к намеченной цели. В головной машине следуют Александр Петрович и Юрий Николаевич, друзья и неизменные рыбацкие партнёры Александра Николаевича. Уверенно двигаясь к конечной цели нашего путешествия, наматываем на колёса наших автомобилей всё новые и новые километры пути. Когда выехали на трассу Мариуполь – Ростов и миновали Самбек, на горизонте величаво выплыл ослепительный оранжевый диск утреннего солнца. Его яркие лучи слепили глаза, пришлось даже опустить солнцезащитные жалюзи. На выезде из Ростова делаем запланированную остановку, чтобы купить опарыша. Этот небольшой рынок, где круглосуточно торгуют всевозможной наживкой и прикормкой, удачно расположен на перекрёстке рыбацких маршрутов. Вправо уходит дорога на Азов в дельту Дона, мы же двигаемся прямо через Батайск, в сторону Багаевской, вверх по Дону. Преодолев за три часа с небольшими остановками в пути около 170 км, проезжаем Арпачин. Перед нашим взором во всей своей величавой красе предстает Батюшка – Дон, белые барашки волн посеребрили его буйную водную гладь, над которой кружат крикливые чайки. Останавливаемся напротив острова Большой, где так любит рыбачить компания Николаевича. Остров, как бы оправдывая своё название, прижавшись к правому берегу Дона, тянется в виде подковы километра два. Его изумительные по красоте берега, густо поросшие тростником, утопают в буйной зелени деревьев - великанов. Если проплыть вниз по течению километра четыре, вы встретите уменьшенную зеркальную копию острова уже на левом берегу реки, который носит название Малый. По давней казацкой легенде эти острова образовались от оброненных подков казацкой лошади, уносившей своего раненного седока от ногайской погони. Километрах в трёх от острова Малый, расположена станица Старочеркаская, бывшая в своё время столицей и колыбелью Войска Донского, являясь по праву в те далёкие времена форпостом России на её южных рубежах. И не будь этого форпоста, не было бы в будущем у России ни Ростова, ни Азова, ни Таганрога. Да и была бы в этом случае - сама Россия? Вот в этих богатых на исторические события местах мы и разбиваем походный лагерь. Ребята достают из багажников свои “уфимки” и “нырки” и готовят их к вечерней зорьке. Рыбачить они решают у острова, ближе к фарватеру, который отмечен красными буйками с правой и белыми с левой стороны Дона. Глубина у острова достигает 12 -14 метров, в этих местах любит стоять по осени крупный лещ, а летом здесь “квочат” речного воеводу – сома. Здешние рыбаки всегда умели ловить рыбу. Недаром казацкая пословица гласит: “Лодка верши и весло – всё казацкое ремесло”. На самом фарватере рыбачить слишком опасно и безрассудно, время от времени по Дону вверх и вниз по течению проходят самоходные баржи класса река – море, теплоходы и танкеры, которые поднимают слишком крутую волну. Мне же, как новичку незнакомому с особенностями здешней рыбалки отводится почётная должность коменданта лагеря.

Я, вооружившись двумя фидерами и удочкой с бегущей оснасткой, устраиваюсь на берегу реки буквально в десяти шагах от лагеря. Тем временем резиновая флотилия, ведомая флагманской “уфимкой” Петровича, благополучно пересекает фарватер и выстраивается вдоль острова. Лодки ставятся на двух якорях растяжках, за борт опускаются две кормушки с грузами, заправленные кусочками свежего жмыха и двумя, тремя шарами “фирменной” прикормки, замешанной в пшенную кашу. Кормушки закреплены на монофильной леске диаметром 0,5 - 0,6 мм. Затем на эту леску устанавливается бортовая удочка с кивком, оснащенная инерционной катушкой и грузом – “яйцами”, после которых располагается карабин застёжка, колечко и метровый поводок с двумя, тремя крючками. По сути, данная снасть является усовершенствованной снастью, больше известной рыболовам под названием “кольцо”. Основная леска на бортовой удочке сечением 0,2 – 0,25, поводок соответственно 0,18 – 0,2 мм. Впервые на Дону эта снасть появилась лет пять тому назад, и привезли её в эти края украинские рыболовы из соседних Луганской и Донецкой областей, расположенных по соседству. По началу донские рыболовы больше привыкшие рыбачить на “кольцо”, интересуясь успехами приезжих рыболовов, порою не понимали их вовсе. Представьте, чтобы вы подумали, услышав приблизительно такой диалог: “Мужики, что ловим?” “Леща”. “А крупный ли лещ?”, на что следовал неизменный ответ: “Яйца выскакивают”! Озадаченный таким ответом абориген в полном замешательстве удалялся от приезжих рыбаков и долго не мог понять, то ли пред ним находились какие - то инвалиды – мазохисты, у которых от килограммовых лещей выскакивают яйца, толи с украинских территорий началась массовая эвакуация психлечебниц на берега Дона. И лишь, после того, как они поближе ознакомились с так называемыми “яйцами”, взаимопонимание было достигнуто, и эта снасть тут же была взята местными рыбаками на вооружение. Преимущество последней снасти перед “кольцом” было неоспоримым, ведь после поклёвки крупной рыбы “яйца” действительно выскакивали с лески установленной на кормушке и не препятствовали вываживанию трофея. Так с тех пор эту добычливую снасть донские рыболовы называют не иначе как - “яйца”.

На мои фидеры лишь изредка поклёвывает мелкий “гибрид”, а на поплавок берёт некрупная плотва да верховка, и я больше любуюсь окружающей природой, чем ловлю рыбу. Приличное расстояние до противоположного берега, где расположились мои друзья не позволяет мне понять, как обстоят дела с клёвом у них, только смутно можно различить какие - то движения удильщиков в лодках. И это вселяет некоторую уверенность, что ребята ловят рыбу, а не дремлют в своих резиновых раскачивающихся на небольшой волне “люльках”. Закатное солнце все ниже и ниже спускалось к горизонту, завершая свой дневной путь по небосводу. На смену дневному буйству красок приходили вечерние сумерки. На дальнем берегу у острова наметилось какое - то движение, это ребята, завершив рыбалку, снимаются с якорей. Я с нескрываемым интересом встречаю рыбаков на донском берегу. Они, как настоящие морские волки, вернувшиеся с дальних странствий, неуверенно делают свои первые шаги по беловатому от речной пены прибрежному песку. Видно здорово их укачал Дон – Батюшка на речной волне. Каждый из троицы достаёт садок, до половины заполненный рыбой. Навскидку килограмм по семь – восемь не меньше выловил каждый, и хотя в уловах преобладал гибрид, но и 4 - 5 подлещика, грамм по четыреста, плескалось в садках рыболовов. Петрович поймал ещё и сазанчика на полтора килограмма, а у Юрия была поклёвка настоящего сазана, ему даже удалось поднять к поверхности этого монстра, но в последний момент, когда встреча с широким подсаком казалась неминуемой, он оборвал свежий “милениумовский” сечением 0,25 поводок, как гнилую нитку, и, махнув на прощанье своим шикарным хвостом, скрылся в речной глубине. Николаевич тоже поймал килограммового сазанчика. Поначалу ребята ловили леща и гибрида на основную леску 0,2 с поводками 0,18, но после того как на прикормку стал подходить сазан, пошли обрыв за обрывом, это заставило поставить более толстую и прочную леску 0,3 а поводки применять сечением 0,25. Поднять с двенадцатиметровой глубины на сильном течении килограммового сазана не простая задача даже для таких опытных и искушенных в рыбацком деле спецам, которыми несомненно были мои друзья. Но ребята не готовились к встрече с сазанами, а настраивались на более покладистого и сговорчивого леща. Пока они поняли, с каким серьезным противником имеют дело, пока сменили оснастку, время вечерней зорьки безвозвратно было упущено. Но свою порцию адреналина друзья получили по полной программе. Вечером, за ужином при свете завораживающе мерцающего в ночи костра, за рюмкой чая они вновь и вновь делились своими переживаниями и впечатлениями о прошедшей рыбалке. И только мысль об утренней зорьке смогла заставить их оторваться от приятных воспоминаний и укрыться в палатке на короткий отдых. Александр Николаевич всю ночь во сне, ворочаясь с боку на бок, подсекал и вываживал трофейных сазанов. Я же еще долго не мог уснуть от обилия впечатлений прошедшего дня. На притихшей ночной реке уже зажглись фонари фарватерных бакенов. Изредка проплывали неспешные гружёные баржи, а сияющие огнями иллюминаторов речные теплоходы, казались мне шикарными морскими лайнерами. Большая река жила своей ночной загадочной и таинственной для меня жизнью. Бархатно чёрное небо с мириадами мерцающих звёзд только усиливало впечатление сказочного очарования окружающей природы…Под утро не на шутку разыгрался ветер, сменив своё вчерашнее, северное направление на - восточное. По небу поползли свинцовые облака, порою цеплявшиеся за верхушки высоких деревьев, растущих на Большом острове. Белые барашки волн значительно добавили седины Дону – Батюшке. От этой седины он помрачнел и как бы постарел. Ребята ещё в утренних сумерках, наспех позавтракав, выдвинулись на свои вчерашние разведанные позиции. Но если вчера от ветра их защищал остров, то сегодня они были лишены такой защиты, их легкие судёнышки трепала речная волна, она безжалостно била и била в резиновые баллоны их лодок, обдавая рыбаков брызгами речного душа. Не выдержав такого натиска стихии, наши друзья начали менять позиции, стараясь поближе прижаться к спасительному правому берегу острова, где было значительно тише. Потратив на манёвры около часа драгоценного времени, друзья вновь приступили к ловле. Но и на этом их злоключения не закончились, начался мелкий промозглый дождь. Сильный ветер и дождь, такое гремучее сочетание обрушилось на рыбаков природным “душем шарко”, от которого не могли защитить ни их ОЗК, ни плащи. Друзья в полной мере вкусили все “прелести” экстремальной рыбалки. Мне же оставалось лишь с сочувствием наблюдать за их мытарствами из уютного салона автомобиля. К счастью для рыбаков, природа как бы сжалившись над их судьбой, решила облегчить их незавидную участь. Дождь, продолжавшийся около часа, постепенно прекратился, ветер разметал по округе свинцовые тучи облаков, и наконец, выглянуло ласковое спасительное солнышко. Захватив свой призовой спиннинг Kola 240 с тестом 7- 28 грамм и коробку с приманками спешу к Дону. В течение двух часов яростно хлещу водное пространство реки, меняю приманки и блёсны, ставлю воблеры и поперы, всё тщетно. Лишь стограммовый окунёк позарился на “мепсовскую” вертушку №000, да трёхсотграммовый щурёнок соблазнился бело – зелёным виброхвостом. Хотя, по словам друзей, вчера на вечерней зорьке под островом они наблюдали шикарный бой хищника. Но там была другая картина, во-первых, приличная глубина, во-вторых, наличие камышовых зарослей, где прячется малёк, а здесь, как говорится, совсем другая тема. Пологий песчаный берег отсутствие прибрежной растительности, да к тому же порывистый боковой ветер. Не смотря на то, что бланк спиннинга отлично работал и в таких экстремальных условиях, пробивая сильный ветер, он еще и досылал приманку хлыстом. И этот посыл чётко ощущался рукой, он мне чем- то отдалённо напоминал удар кием по бильярдному шару, когда в конце удара свинцовый стержень, расположенный в рукоятке кия, благодаря своей инерции издаёт цокающий отдающий в руку характерный звук. Тот, кто хоть немного играл на бильярде, меня поймёт. Так что призовой спиннинг успешно прошёл испытания в непростых условиях, и я остался доволен и быстрым строем, и его работой под нагрузкой, особенно радовала его отличная чувствительность и контакт с приманкой. Около одиннадцати часов возвращаюсь в лагерь. Нужно исполнять свои прямые обязанности коменданта, пора готовить обед для наших уставших и проголодавшихся рыбаков. К двенадцати часам к моменту возвращения лодок на базу, подоспел и нехитрый обед. Изрядно промокшие рыбаки вытаскивают свои лодки на песчаный берег. Особенно досталось Петровичу, его лодка почти наполовину залита водой, коробка с рыбацкими принадлежностями тоже полная воды плавает в лодке. Пока друзья переодеваются в сухую одежду и приводят себя и свои снасти в порядок, разглядываю их добычу. Самым внушительным оказался садок Александра, три сазана под два кило, пять приличных лещей и пяток килограммовых гибридов плескались в его просторном садке. Петрович с Юрием не намного отстали от своего более удачливого товарища, они по весу улова едва ему уступали, хотя крупной рыбы у них было и поменьше, но по количеству хвостов они его явно обошли. Часа три времени ушло на обед, просушку лодок, погрузку и сворачивание лагеря. Придерживаясь принципов рыбацкой солидарности, каждый из друзей собственноручно переложил в мой пустой садок часть своего улова, так что в конечном итоге он выглядел, пожалуй, самым внушительным и привлекательным. Сопротивляться такому жесту благородства со стороны моих друзей, я не смел и с покорностью подчинился их воле. Убрав после себя территорию лагеря, и прикопав мусор в заранее вырытую яму, ровно 15. 00 с некоторым сожалением покидаем эти благодатные места и двигаемся в обратный путь. До следующей встречи Дон – Батюшка, спасибо тебе, что приютил нас на своём берегу. Возвращение домой заняло даже больше времени, чем я предполагал. Друзья по пути останавливались раз пять или шесть у придорожных базаров, и чтобы заслужить благосклонность своих жён делали овощные заготовки на зиму. В багажники машин, а затем и в салон грузились сетки с луком, перцем, огурцами, и морковкой, туда же отправлялись ящики с помидорами, пока все свободное пространство не было заполнено до отказа. Это была своеобразная плата за настоящее и аванс на будущее, своим родным и близким, за понимание и благосклонное отношение к их искренней увлеченностью рыбалкой.

30 сентября 2005 года, река Дон, хутор Арпачин.

Свириденко Валерий.

Copyright © 2006 by Victor Vlasenko
Изменен 26.07.2006