Сюрпризы.
Ю. Ломовский г. Москва

Второго марта, получив от жены заказ на крупного судака к празднику, я отправился на свои любимые зимние места, не очень, впрочем, надеясь на успех. Последние две недели судак шел мелкий, до полутора килограммов весом. Хорошую рыбу можно поймать только на самой зорьке. Клев бывает активный, но продолжается не больше часа. Поэтому опытные рыболовы еще до рассвета занимают исходные позиции. Ставлю красную и сиреневую “мушки”, захожу по колено в воду. Наконец, небо на востоке быстро светлеет и как по команде заплюхали по воде грузила спиннингистов выше и ниже меня по течению реки. С первого же заброса вытаскиваю судака килограмма на полтора. Быстро отцепляю его и укладываю в рюкзак. Начало есть! Вторым броском положил снасть чуть выше, чем надо, метрах в сорока от берега. Ругаю себя за спешку. Старательно с остановками на три секунды веду “мушки” по самому дну. И вдруг, уже под самым берегом кто-то уверенно остановил “мушки”. Резко подсекаю и чувствую на леске какую-то тяжелую возню. Кто-то упрямо не хочет вылезать из воды, цепляясь за все неровности дна. После нескольких минут борьбы, тяжело ворочаясь и шлепая по воде хвостом, всплыл соменок, в котором оказалось почти восемь килограммов.

Интересно, что именно с этого дня сомята весом до пятнадцати килограммов стали попадаться довольно часто. Предпочитает сом крупные светлые “мушки”, реже попадается на красные и коричневые.

Следующий сюрприз приплыл летом. Первого июня в день открытия рыбалки после нереста мы спозаранку поехали за карасями. Прошел теплый летний дождичек, на реке было тихо и очень хорошо. Но, вопреки ожиданиям, карась клевал плохо. Видимо, нашествие рыболовов после двухмесячного перерыва основательно перепугало рыбу. Только отец нет-нет выуживал из своей “лунки” в камышах полукилограммовых рыб. Часам к девяти утра, поймав по три-четыре карася и совершенно не утолив рыбацкой страсти, решили отправиться со спиннингами за жерехом.

Вот и знакомый ручей, впадающий в речку. Место примечательно тем, что через тридцать-сорок метров мелководье постепенно переходит в глубокие ямы, из которых утром и вечером выходит на кормежку хищник. Захожу по колено в воду чуть выше ручья. Ставлю белую и желтую “мушки” и начинаю облавливать мелководье и выход из ямы. Сначала провожу “мушки” по верху, потом в полводы, начинаю ловить со дна. На одном из забросов чувствую удар по леске и сразу сильнейший рывок крупной рыбы. Леска стремительно уходит вглубь и вверх по реке. Метров через двадцать удается рыбу остановить, но она также стремительно бросается вниз. Минут через десять таких челночных рывков параллельно берегу, наконец, чувствую, что рыба стала уставать и постепенно сдается. По повадкам догадываюсь, что это не сом, не судак, а если жерех, то очень крупный. После очередного уже не сильного рывка метрах в двадцати от берега вижу веретенообразное тело и желтый бок большой рыбины. Неужели усач! С этой сильнейшей рыбой я сталкивался много раз при ловле на закидушки. Очень часто поединок заканчивался не в мою пользу. Вот и сейчас, отсутствие подсачека и поводок диаметром 0,4 мм ставят меня в почти безнадежное положение…

Между тем, мой напарник с хорошей скоростью рванул двести метров с препятствиями до ближайших закидушечников. Слышу его не прибавляющий мне оптимизма крик: “Подсачека нет!”

Принимаю, видимо, единственно правильное решение в данной ситуации – завожу усача в мутную воду ручья. И он, почти не сопротивляясь, проплывает около метра уже по ручью и только потом заваливается на бок, пытаясь развернуться обратно в речку. Я бросаю спиннинг, как тигр кидаюсь на рыбину и двумя руками выбрасываю ее из воды на траву.

Сюрприз оказался весом девять килограммов семьсот граммов.

Из разговоров с рыбаками выяснилось, что сазан и усач попадаются на “мушку” достаточно часто, особенно в июне во время посленерестового жора.

В один из теплых сентябрьских вечеров река преподнесла, пожалуй, главный свой сюрприз. Солнце уже облокотилось на Могол – Тау, яркий день чуть притух перед наступлением сумерек. Осторожно с оглядкой квакнула и затихла первая лягушка, чтобы через несколько минут запеть с многоголосым хором во все горло. Все шло отлично: на кукане среди водорослей притаились три вполне приличных судака, а вся вечерка еще впереди. Ставлю красную “мушку”, чтобы избавиться от мелких судачков и жерешат, не дающих прохода моей желтой “мушке”. При очередном забросе опять хватка. Рыба идет спокойно. Про себя ругаюсь, обвиняя в жадности и прожорливости очередного беспризорника-жерешонка. Но у самого берега рыба начала выделывать какие-то нелепые, сумбурные движения. Потом выскочила на песчаную отмель и завалилась на бок. Ба! Да это же карась! Внимательно изучаю, – каким образом жало крючка № 8 попало в небольшой рот восьмисотграммового карася. Похоже, карась вполне осознанно атаковал “мушку”. Все прояснилось на следующее утро. На этом же месте, на ту же “мушку” попалось еще три карася весом от семисот граммов до килограмма. Подошедший знакомый спиннингист не удивился и сказал, что на днях тоже выловил трех карасей на желтую и красную “мушки”.


Copyright © 1999 by Victor Vlasenko
Изменен 20.12.99