“Подвинься!!! Сынок…”
Николай Карев г. Москва
nik_karev@mail.ru

Многим, из нас, известна пора осени, когда зима, вроде близка, но осень держит свои законные права на три месяца и старается не пустить зиму в свои владения. Эта пора обычно приходится на конец октября, начало ноября. В один из таких дней, когда похода переходит в течении дня от ранней осени до начала зимы, включая все погодные издержки, мы в дружной компании из четырех человек отправились порыбачить на Оку.

Один, из нашей компании, был мой основной “учитель и наставник” в рыбной ловле Иван. Профессионализм Ивана в рыбалке это отдельный разговор. Дело в том, что рыбалкой он занимается с незапамятных времен, и успел сменить все квалификационные ступени от чайника до полного профи. Ко мне относится с легкой долей иронии и при всяком удобном случае пытается отпустить, какую либо шутку, не задевающую стремления узнать из рыбацкой науки, что-либо новое. На мои предложения внесения всяких новшеств и наворотов при рыбалке и изготовлении снастей обычно слышится ответ: “Сынок! Это все уже испробовано лет …ть назад! Ощутимых результатов не дает. Только бесполезная трата времени!”.

Отъехав из Москвы в 7 утра к 9 уже были на месте. Сначала решили проверить основные рыболовные места, где раньше у него были неплохие уловы. Но погода не позволяет с полной отдачей заниматься ловлей. Ветер вынимает, при забросе, все запасы лески с шпули, дождь и снег заставляет на время искать убежища, Ока сильно поднявшаяся, от обильных дождей, несет джигу сильнее обычного и не позволяет провести приманку по нужной траектории. Промучавшись, таким образом, до часа дня и ничего не поймав ощутимого, кроме голавля на 200-300 гр., которого Иван отпускает в родную стихию, решаем сменить место ловли. Добравшись до машины, отправляемся к находящемуся неподалеку карьеру – соединенного с рекой протокой.

Поплутав по дорогам добираемся до вожделенного карьероуправления, где оставляем нашу машину. Идем искать рыбу на самой протоке. Дохлый номер. Рыба упорно игнорирует наши приманки и ловиться не собирается. Погода делает все усилия для перехода времени года ближе к зиме. С интервалом в 15 минут находят заряды, то холодного дождя, то обильного снега – падающего большими хлопьями и в неограниченном количестве. Из-за ветра кажется, что попал в буран и найти обратную дорогу к машине будет невозможно. Я, устав от постоянного махания “Вискером”, решаю немного отдохнуть и побродить по берегу. При прогулке обращаю внимание на трубопровод, по которому пескодобывающая драга доставляет песок на берег. Сейчас он не подсоединен к драге и качается на волнах, заканчиваясь метрах в 300 от берега. Свои соображения произношу вслух. И получаю вразумительный ответ, что через полчаса на него и так собирались. Не дожидаясь, пока остальным надоест кидать впустую, еще полчаса иду один. У самого в голове вертится мысль, что именно там обязательно повезет! Добравшись до конца понтонов, вижу остальную группу, собравшую снасти и перемещающуюся в мою сторону.

Делаю первый заброс. При проводке чувствую вдалеке осторожную поклевку. Ну слава богу! Что-то там определенно есть! Достаю снасть и закидываю, как можно дальше. Веду. На четвертой или пятой подмотке чувствую отчетливый удар. Подсечка. Есть! Мой спиннинг немного сгибается, амортизируя скачки сопротивляющейся рыбы. Иван к этому моменту находится на понтонах метрах в 100 от меня. Видя мои успехи с него слетает вся медлительность и через несколько секунд он находится возле меня.

Не обращая внимания на то, что я стою на краю понтона, он, разматывая на ходу снасть, делает заброс. При этом , чуть не спихивая меня в воду он кричит: “Подвинься! Сынок!”.

Еле удержавшись на ногах, я ему пытаюсь объяснить, что с противоположной стороны, если мне удастся туда пройти, мне будет крайне сложно достать пойманную рыбу. Не внимая моим доводам, он упорно вытесняет меня на заднюю сторону понтона. Нечего делать. Кое-как перехожу, держа спиннинг так, чтобы не давать леске ослабнуть. А рыба сопротивляется! Что же там сидит? Подвожу. Осторожно вываживаю.

Есть!
Окунь на 500-600 гр. трепыхается в моих руках. Осторожно сажаю его на кукан.
Можно продолжать ловить.

Во время всех моих перемещений у Ивана клюет что-то очень крупное. Спиннинг, в его руках сильно гнется, а рыба упорно тянет назад леску, временами заставляя пробуксоввывать фрикционы катушки. У Ивана легкая испарина на лбу. “Волнуется!” - думаю я - “Ну ладно, погоди! “Сынок!””.

Я, делая взмах спиннингом, со словами прозвучавшими из его уст “Подвинься! Сынок!” пытаюсь вытеснить Ивана на позицию только что освобожденную мной.
Его спиннинг выпрямляется!
Леска ослабевает!
Глаза самого Ивана округляются, выказывая верный признак того, что рыба сошла!

И в следующую минуту я слышу. Что таких рыбаков, как я, вообще не надо было допускать на понтон, что ловить я не умею, только мешаюсь под ногами, что меня надо было спихнуть с понтона сразу, как я вытащил своего окуня, и т.п. и т.д.

Расстроенный Иван делает новый заброс, не обращая внимания на мои оправдания, и на мои требования вернуть законную позицию для заброса, аргументируя это тем, что рыба сошла из-за меня. В этот момент у него клюет в очередной раз. Рыба засеклась и сидит на крючке. Он, злобно смотря в мою сторону, говорит, что если ему и теперь помешают, то он за свои действия не отвечает. Благоразумно стою в стороне и смотрю на схватку, с рыбой, со стороны. Рыба клюнула явно меньше прошлой. Сопротивление слабое и неактивное. Иван подводит свою добычу к понтону…

Судак весом до 1 кг.

Понимая, каких габаритов была другая рыба, пытаюсь кидать со своей новой позиции, но явно безрезультатно. Приманка не долетает на нужное место. У Ивана поклевки тоже прекратились, и через полчаса оставив наши, только воспрянувшие надежды, на улов, возвращаемся на берег, к машине. Перекусив и обсудив наши переживания и думы, о только что пережитом моменте, садимся в машину и отправляемся в обратный путь домой.


Copyright © 2000 by Victor Vlasenko
Изменен 16.01.2000