Подземный спиннинг.
Владислав Новиков (Рыболовный альманах № 1)

В начале апреля, в обычный московский вечер из дома "№..." по Сретенке вышел молодой человек с небольшим саквояжем и не зачехленным спиннингом в руках. Он направился в сторону центра мимо светящихся неоновой рекламой магазинов, привычно не обращая внимания на снующих мимо прохожих. Одет молодой человек был в дорогой костюм, который явно усиливал в нем чувство независимости. Начищенные ботинки, белоснежная рубашка и удачно подобранный галстук делали его неотразимым. О том, что в скором времени он будет ловить рыбу, даже невозможно было себе представить...

Этим человеком был я. И, как это не показалось бы странным для непосвященных, из уютной теплоты своего жилища я отправился именно на рыбалку, то есть на вечернюю зорьку.

Хотя и шел я спокойным, уверенным шагом, ожидание неординарного, неведомого события впереди заставляло слегка волноваться. Миновав Сретенские ворота, пройдя по Лубянке и свернув в Большой Кисельный переулок, я вышел на Неглинную. Сердцебиение усилилось. Вот и Кузнецкий мост, а вот и тот самый маленький безлюдный дворик. Зайдя в темный подъезд трехэтажного дома, я очень быстро разделся, затем облачился в гидрокостюм, а одежду кое-как запихал в освободившийся саквояж, который спрятал под лестницей. Выглянув во дворик и убедившись, что он по-прежнему пустынен, я почти бегом направился к канализационному люку...

Шахта оказалась довольно глубокой. Наконец лестница закончилась. Фонарь на моей каске спелеолога осветил неровную кирпичную кладку уводящего в темноту узкого туннеля. Прежде чем двинуться в путь, я еще раз проверил - на месте ли коробка с блеснами, катушка, сетка для рыбы, карта реки, фотоаппарат...

Я знал, что ловля в подземных реках специфична. Тот факт, что в безднах земли нет солнца, и никуда не деться от давящей сверху многотонной породы, нравится далеко не каждому. Ловля эта считается своего рода экзотикой.

Подземная рыба тоже экзотична. Она лишь плавниками, хвостом и жаберными крышками напоминает своих надземных сородичей. Все остальное с трудом поддается описанию. Цвет чешуи, сама чешуя, форма тела и головы - все необычно. Ихтиологи, занимающиеся изучением подземной ихтиофауны, утверждают, что в исследованных ими реках Москвы и Подмосковья, обитают около 20 видов рыб. У меня есть фото пяти!

Оказывается, подземный спиннинг, наравне с подледным ловом на мормышку и блесну, не говоря уже о зимнем спиннинге, давно стал популярен в тех местах, где существуют подземные реки. За рубежом армия подземных спиннингистов быстро растет и приближается к полумиллиону. Только в США существует более 100(!) клубов подземных спиннингистов, издается несколько толстых иллюстрированных журналов. Подземная лихорадка захватила и Европу. Ежегодно проводятся открытые первенства Франции, Англии, Швейцарии... В нашей стране под землей ловят в Карелии и Забайкалье, на Псковщине и Дальнем Востоке. Немало интересных мест и в Москве.

Примечательно, что в подземном рыболовстве, как ни в какой другой дисциплине, соблюдается принцип "Поймал - отпусти". Тем более, что сохранить рыбу практически невозможно, съесть - жалко (мне кажется, что жалко в первую очередь себя).

Среди подземных спиннингистов существует правило -перед спуском под землю необходимо быть одетым в дорогой строгий костюм. Казалось бы зачем? Дело в том, что такой рыбалкой занимаются намного более состоятельные люди, чем, скажем, нахлыстовики. Здесь все на порядок дороже. Тем более, что многие подземные реки находятся в далеких и труднодоступных местах, поэтому большинство рыболовов добираются до них на личных самолетах и вертолетах, причем прямо из офисов банков и компаний. Времени мало, надо его ценить!

Есть и второй аспект строгого платья. Необходимо подчеркнуть контраст между эстетской размеренной жизнью и довольно суровыми условиями подземной реки. Сменив костюм на гидрокостюм, п-спиннингисты добиваются неплохого эффекта, как бы забывая про все коммерческие дела на поверхности.

Как жаль, что я узнал обо всем этом совсем недавно. Но наконец-то сегодня я приобщусь к элитной гвардии п-пиннингистов!

Итак, я споро оснастил спиннинг и еще раз вгляделся в карту реки Неглинки, которая должна была быть где-то недалеко. Если бы она текла на поверхности, мне - опытному спиннингисту, к тому же спортсмену, не составило бы труда отметить интересные места для ловли. Но как быть под землей? Какие приманки будут работать?

Конечно, такие спортсмены как я обычно имеют с собой огромный арсенал: от плавающих воблеров и микроскопических вертушек, до тяжелых колебалок. Однако на этот раз я решил ограничиться вертушками. Обычно их я беру с собой не более 40 - 50 (намного меньше чем мои товарищи). И сегодня не было смысла брать больше, ведь цвет их во мраке не имеет значения. Игра, заглубляемость, скорость проводки - вот что важно.

Для начала выбрал самую маленькую, меньше ноготка мизинца, блесенку. Пока привязывал ее к леске, услышал где-то недалеко странные звуки. Мурашки побежали по коже. И все же, слегка успокоившись, я двинулся вперед.

Звуки то приближались, то удалялись. Вскоре туннель повернул почти под прямым углом, за ним - ощутимый наклон. Неожиданно я увидел реку! Она и рождала эти звуки, а замкнутое пространство искажало их.

Первый заброс в подземной реке. А может быть это и вовсе первый заброс блесны в Неглинке, которая уже в прошлом веке текла под землей!

Методично работая спиннингом, иду метр за метром. Делать забросы не просто. Помогает практика занятий по кастингу, где существует, так называемая, мишень "Аренберга". Маятниковые забросы, не требующие размаха, как раз кстати.

Поклевок нет, но мне не привыкать. Бывает на какой-нибудь речке типа Истры весь день ходишь без поклевки и лишь под конец, когда уже теряешь надежду, вдруг чувствуешь ударчик.

Пока еще ничего не предвещает наличие рыбы. Наверное моя фантазия по поводу реликтовых рыбьих косяков зашла далеко вперед. Чем рыба здесь может питаться? Малька нет, водоросли во мраке не растут...

С такими грустными мыслями я продолжал метать вертушки. Пройдя больше километра, решил передохнуть и немножко перекусить. Но только присел я на небольшой выступ в стене, как нервно замигала и погасла лампочка на каске. Все. Приехали. Идиот! Кругом такая сырость, а я забыл про запасные батарейки. Ведь знакомые диггеры предупреждали. Что теперь? Как выбраться? Как идти в темноте? А если заблужусь? Зачем я вообще сюда залез? Места на поверхности мало? Ну идиот!

Но вдруг показалось, что впереди мелькнул слабый блик. Держась за стену, я сделал несколько шагов. Вроде бы стена имеет очертания. И в воде появился отсвет. Очередной поворот... От неожиданности я чуть не закричал: в просторной, освещенной прожектором, галерее, где река широко разливалась и, по-видимому, была глубже, плечо к плечу стояло несколько человек. Со спиннингами! И они то и дело вытаскивали из пучины приличных рыбин!

В обычных условиях я избегаю ловить в толпе, даже если клев активный. Больше люблю тихие безлюдные места. Но сейчас мне было не до традиций. Рыболовы стояли так плотно, что занять среди них место оказалось непросто. Рискуя, что меня пошлют на "три буквы", я протиснулся между здоровенным детиной, только что вытащившим очередного реликтового гиганта и худощавым очкариком-коротышкой. Очкарик нервничал, суетился, он явно делал что-то не так, поклевок у него не было.

Не реагируя на пару, как бы сделанных невзначай, толчков очкарика и на недобрый взгляд детины, я сделал заброс. Есть!

Спиннинг согнулся в дугу. Резкие мощные удары по воде. Рыба устремляется поперек течения. Я действую грамотно. Наконец мой противник сдается.

Когда рыба оказалась в садке, я стал внимательно ее разглядывать. У нее оказалась абсолютна черная чешуя, два хвоста и один глаз посередине головы малинового цвета.

Тут нервный голос очкарика прервал мои наблюдения не менее нервной фразой: "Вы здесь не стояли!",- после чего закашлялся в кулак. "Сразу дать по морде, или на первый раз простить?" - спросил я и посмотрел на него таким взглядом, что неудачливый подземный спиннингист очень быстро смотал снасти и куда-то пропал. "Ловить надо уметь." - подумал я и сделал новый заброс...

В тот день я поймал много рыбы. Детина теперь мой лучший друг - он оказался известным самбистом и страстным рыболовом. Очкарика я больше не видел. Правда я не так часто посещаю Неглинку. Уж слишком много там народу. Не люблю ловить в толпе.