О рыбалке, дураках и дорогах.
Антон Ушков

История эта произошла со мной 31 августа 1998 года. В тот день у меня наконец-то начался долгожданный отпуск, который я, естественно, решил начать с рыбалки. А накануне вычитал в «Клубе рыбака» один из вариантов подъезда к Оке, где я еще не бывал, но давно хотел. И вот под покровом ночи (свежая фраза, правда?), чтобы к рассвету добраться, седлаю я свою вороную «копейку» и вперед. До самого поста ГАИ, что за каширским мостом, ничто кроме мелкого дождика меня не предвещало ни каких особых приключений. Повернул я направо, как и предписывалось на страницах «пообщаемся», со второго захода нашел нужный указатель на какой-то там колхоз и по обещанной бетонке начал спускаться к реке. Однако, бетонка довольно быстро превратилась в грунтовку. Причем довольно мерзкого качества: с торчащей арматурой и глубоченными ямами. Заподозрив неладное, я вылез из машины и сквозь дождь попытался разглядеть искомый водоем. И не разглядел. «Наверное, все-таки не туда свернул с трассы». – подумал я и дал задний ход.

Выбравшись обратно на дорогу и изучив карту и интернетовскую распечатку, я нашел еще одну важную примету – название деревни. Судя по карте, до нее еще было километров пять, кои я немедленно и преодолел. От деревни к Оке так же спускалась бетонка, но она была перегорожена бетонными блоками. Покружив минут двадцать вокруг каких-то отстойников и, так и не найдя дороги к реке, я опять вернулся на асфальтовую дорогу, где и отловил первого попавшегося аборигена дабы подвергнуть его строжайшему допросу. Узнав, что я ищу съезд к реке, абориген изрядно удивился и сказал, что все давно перекрыто бетонными блоками, так как достали их всякие козлы, которые к реке ездють машины мыть. Огорчился я слегка и поехал обратно к каширскому мосту (под ним ведь вроде даже какие-то соревнования проводились), а по дороге заметил симпатичный такой песчаный съездик явно в направлении реки. Ну я на него и свернул. Минут пять мой усталый «конь» медленно переваливался по разбитой, мокрой но вполне проходимой дороге. И вдруг мне навстречу попался армейский кунг, за ним второй. Мне стало как-то слегка тревожно, но до реки было уже рукой подать и я не стал обращать внимание. Дорога становилась все более пологой, за кустами начала проблескивать Ока, я поддал газу. Впереди был еще один поворот. Явно последний. Красивым и плавным движением руки (ничего не поделаешь, приходится объективно оценивать свое водительское мастерство) я поворачиваю и … чуть не врезаюсь в джип системы «козел», окрашенный в характерные зеленые тона. Из «козла» выска…, пардон, степенно выходит еще один э-э-э капитан и говорит мне: «Как же это Вы, уважаемый, так задумались, что столь немного впереди себя видите? И, будьте так добры, не сочтите за труд рассказать, какому счастливому стечению обстоятельств мы должны быть благодарны за честь видеть Вас непосредственно посреди расположения нашей вполне боевой и довольно-таки секретной военной части?» Гляжу, а вокруг меня и вправду сплошная военная техника, палатки стоят, флаг на ветке мокнет, у берега понтоны, катера… И все это увешано разноцветными флажками – учения знать у них. А надо признаться, что после долгих поисков спуска к реке настроения у меня маленько понизилась, поэтому я капитану и отвечаю: «Посещение вашей замечательной части, мол, никак не входило в мои сегодняшние планы. Мне бы наоборот – рыбки бы половить». Капитан аж посинел. «Никак сей процесс невозможен, - объясняет,- хорошего клева тут сегодня не ожидается, а зато вот расстрельная команда у нас очень квалифицированная и как раз сейчас сильно страдает от отсутствия любимой работы. Не зайдете ли?» «Да нет, - отвечаю, - пожалуй, воздержусь. Да и загостился я тут у вас, пора и честь знать!» Сажусь в машину, разворачиваюсь и, не обращая внимания на рядовых бойчИн, хватающих меня за колеса с криками «Курить! Курить!», начинаю выбираться обратно.

Добрался я до каширского автомоста, посмотрел на часы, на спидометр. Получилось, что в течениe трех с половиной часов я накатал по окрестным грунтовкам почти 60 верст. Настроение, понятное дело, почти на нуле. Решаю ехать домой несолоно хлебавши. Переезжаю мост, тихонько качусь по трассе – все высматриваю хоть какой-нибудь съезд – ни одного. Доехал до поворота на «Соколову пустынь», посмотрел по карте – вроде как дорога чуть ли не к берегу подходит. «Дай, - думаю,- попробую. Хуже-то ведь уже не будет (как бы ни так!)» Покрутился с полчаса по дачным поселкам, половил местное население и … о чудо! Стою на высоком берегу Оки, внизу река, справа мост строится, прямо из-под колес к воде тянется бетонная дорожка. С трудом веря своему счастью, медленно спускаюсь вниз и останавливаюсь на песчаной дороге в десяти метрах от воды (воплощение мечты любого рыбака-автомобилиста, согласитесь). Вышел из машины, стою, курю, смотрю на реку. Такое, знаете ли воодушевление накатило, даже дождик начал нравиться. Ну, вроде бы пора ловить. Посмотрел на машину – как-то посередь дороги стоит, если поедет кто – моя помешать может. «Дай-ка, - думаю, - переставлю хоть на метр к краю дороги». Ну и переставил… Дерг, дерг: ни в какую. Закопался, наверное, каким-то колесом. Вышел посмотрел. Действительно «сел». Но не одним колесом, а четырьмя. Дождик–то капает, песок мокрый, рыхлый и разлетается из-под колес мгновенно. Ну тут я начал потихоньку терять терпение. Однако, способность соображать еще не совсем утратил. Многочисленные поездки на рыбалку меня кое-чему научили, поэтому в багажнике лежала саперная лопатка (жаль, что тогда у меня еще не было цепей на колеса). Я этой лопаткой песочек разгреб немного, заглянул под машину и ох…, то есть удивился сильно. За те несколько оборотов колес, что я пытался выбраться двигателем (клянусь – никогда сильно не газую), машина «села» насколько только могла. То есть на днище! Я как представил себе какую мне теперь предстоит яму выкопать саперной-то лопаткой, мне аж нехорошо стало. Однако, через несколько минут я поостыл и придумал кое-чего получше…(мотайте на ус, владельцы слабосильных заднеприводных транспортных средств отечественного и ближнезарубежного производства, не дай Бог пригодится!)

Два часа я по очереди поддомкрачивал колеса, лопатой срывал вокруг них весь песок и засыпал образовавшиеся ямы камнями, которые таскал с берега реки (спасибо еще, что в камнях недостатка не было). Понимая, что от моего усердия зависит место моей сегодняшней ночевки, я старался на совесть, делая ровный пологий выезд из вырытой мной ямы. С высоты строящегося моста на меня выпученными глазами смотрели работяги. Все звуки строительства давно затихли. Наконец, двое из них не выдержали и спустились ко мне. К этому моменту я успел построить ЧЕТЫРЕ С ПОЛОВИНОЙ МЕТРА ОТЛИЧНОЙ ГРАВИЙНОЙ ДОРОГИ! Один из работяг сказал: «Слушай, парень, мы этот мост уже пятый год строим. Но если ты прокопаешься тут еще пятнадцать минут, нас всех уволят к чертовой матери за тунеядство. Давай мы тебя вытолкнем». Мне очень хотелось сказать им «спасибо», но дар разумной членораздельной речи я к этому времени уже давно утратил. Дружелюбно оскалившись, я приглашающе захрипел и замотал головой в сторону машины. «Садись за руль, парень, и не переживай так», - понимающе сказали работяги. Через минуту машина стояла на твердой дороге, а позади дымились отполированные колесами камни и засыпанные песком помощники. Сквозь безумный хрип и бульканье я выдавил из себя несколько благодарственных звуков, работяги пожали плечами, вытрясли из сапог песок и ушли. Я сидел на земле привалившись к машине и курил. У меня даже не было с собой ни капли «успокоительного» – я ведь был один и, как ни странно, за рулем (не путать с «Один дома»).

Выкурив две сигареты, я посмотрел на реку и подумал: «А не половить ли мне рыбу?» Когда я собрал спиннинг и подошел к воде, время подходило к трем часам дня. Самое невероятное, что на одном из первых забросов я почувствовал потяжку, подсек, и здоровенная рыбина (чуть больше 2кг, как потом выяснилось) без особого сопротивления разделила со мной дождливое одиночество на берегу величавой Оки (красиво, правда?). Некоторое время мы с рыбой изучающе смотрели друг на друга. Можете покрыть меня самым черным позором, показывать на меня пальцем и как камнями забросать тайваньскими безподшипниковыми катушками, но я впервые за пятилетнюю практику спиннингиста видел жереха. Я его не узнал. Не смейтесь, у него же не было паспорта. Я правда понятия не имел кого я поймал, но, согласитесь, это ведь не повод отпускать его обратно! Тут жерех начал прыгать, а я начал бить его по голове всем, что под руку подвернется. Через минуту мы с ним успокоились, и я надежно засунул его на самое дно рюкзака (потом всю обратную дорогу я шарил рукой в рюкзаке, чтобы убедиться, что рыба все еще там – видимо нервное). Больше поклевок не было, и через час я засобирался домой.

Когда машина тронулась в обратный путь, мое внимание привлекли некоторые мелочи, как то: горел датчик топлива (оставалось литров пять), горел датчик температуры масла (за время дерганий в песке сильно расплескался тосол), а из-под днища доносились неприятные скребущие звуки (в том же песке сорвало болты крепления грязезащитного поддона и он слегка вывернулся и переодически цеплялся за дорогу). Словом, когда я вновь украсил своим присутствием каширскую трассу, то от машины поднимался легкий парок перегрева, а из-под днища тянулась накошенная поддоном растительность и сыпались искры когда он задевал за асфальт. На первой же заправке я решил чуть подправить поддон и очистить подвески от травы. Соображал я к тому времени уже не очень, поэтому когда полез под заднюю подвеску, ухватился рукой за вполне прогретый прогретый глушитель, заорал, дернулся, стукнулся затылком об днище и затих под машиной окончательно без сил. И вот лежу я, больно мне, на глазах у меня слезы, а сам вспоминаю, какую классную дорогу я построил, и смеюсь не совсем нормальным смехом. И так мне весело стало там, под машиной-то, что как-то сразу сил у меня прибавилось и домой я добрался уже без приключений.

Так что в России не только дураки дороги строят, иногда этим еще и рыбаки занимаются.

P.S. Прежде чем рассказать жене как я провел день, мне пришлось выпить из горла полбутылки водки, чтобы хоть как-то прийти в себя и обрести ясность мысли.

P.P.S. Клянусь, что все рассказанное – ПРАВДА – иначе, век рыбы не видать!

P.P.P.S. За помощь в получении массы острых ощущений и создании данного произведения благодарю «открытые страницы», Волжский Автомобильный Завод (и итальянский концерн ФИАТ за создание прототипа), российские дороги, капитана российской армии, аборигенов Каширской области, работяг-мостостроителей и непосредственно жереха.

A.N.T.